Атлас, Города и страны, моря и океаны. Вокруг Света, Тайны ХХ века, Целый мир в твоих руках

Белый город. Территория роста

Белый город. Территория роста - 5.0 out of 5 based on 1 vote
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Belyj gorod Territoriya rostaПродолжение рассказа об историческом районе российской столицы Белый город, в особенности о той его части, которая до XVII в. условно именовалась Занеглименьем, наиболее значимых улицах и достопримечательностях, так или иначе имеющих отношение к этому старинному топониму. Об атмосфере и традициях, которых придерживались жители Белого города с XV в. по начало XX в. О судьбе Белого города после пожара 1812 г.

ПО ОБЕ СТОРОНЫ ОТ НЕГЛИНКИ

Понятия «Старый город» в Москве не существует: нет локальной территории, которая подходила бы под общепринятые параметры подобных районов в старинных европейских городах. Но историческое Занеглименье Белого города в наибольшей степени приближается к этому понятию.

В живой речи москвичей слово «Зане-глименье» перестало употребляться примерно с середины XVII в. Река Неглинная (Неглинка, Неглимна, Самотека) с конца XVIII в. убрана в коллектор, говоря современным языком, а попросту — под землю, в канал с кирпичными стенами, где-то бетонированными. Длина этой реки, не считая ее притоков-ручьев, также отведенных под землю, всего 7,5 км. Она берет начало, в районе Марьиной рощи и впадает в Москву-реку у подножия Боровицкого холма. Шлюз-сток Неглинки входит в конструкцию Москворецкого моста. Но как термин в трудах историков Москвы Занеглименье фигурирует часто. Особенно когда речь идет конкретно о Белом городе или о Земляном городе (о котором речь у нас еще впереди).

Дело вовсе не в привязанности историков и популяризаторов московской старины, которых принято называть москво-ведами, к архаичным терминам, а в том, что в московском градостроении эта небольшая речка имела без преувеличения стратегическое значение. Как линия обороны для Кремля и для растущего города. Еще и в практическом, хозяйственном смысле: на ней устраивались запруды, пруды, в которых разводили рыбу, ставились водяные колеса для мельниц и кузниц. Благодаря Неглинке можно было также разводить сады и огороды при небольших деревнях, первые из которых появились на ее берегах в XIII в.

Собственно, и оборонительный ров у Кремлёвской стены был как инженерное сооружение системой прудов (пока не был закопан). Занеглименьем же принято было считать земли правого берега Неглинной на запад и северо-запад от Кремля. Юго-западная часть Белого города носила название Чертолья, или Черторья, по-видимому, в силу характера местности, изрытой оврагами.

В Белом городе Занеглименье, застраивавшееся в XV—XVIII вв., — это улица Моховая, начинающаяся от Боровицкой башни Кремля, отходящие от нее Воздвиженка, Большая Никитская, Тверская, Большая Дмитровка, Петровка, сеть исторических улиц и переулков, параллельных и перпендикулярных самым широким улицам (не обязательно под строго прямыми углами). Моховая улица заканчивается при слиянии Манежной площади и Тверской, продолжается как улица Охотный Ряд, а после слияния с Театральной площадью — как Театральный проезд, выходящий на Лубянскую площадь. Улица Воздвиженка, а в старину — начало Смоленской дороги, отходит от Манежной улицы, заканчивается на площади Арбатских ворот. Манежная улица проходит от Боровицкой площади до Манежной площади, между Кремлёвской набережной и Манежной площадью параллельно ей, вдоль этой улицы, с одной стороны — Александровский сад (над Неглинкой), с другой — боковая стена Манежа. Над Неглинкой расположена, как понятно, улица Неглинная. Тверская улица (дорога на Тверь), пересекая Пушкинскую площадь, проходит до Триумфальной площади, далее называется 1-я Тверская-Ямская, затем — Ленинградский проспект, переходящий в Ленинградское шоссе. Улица Большая Дмитровка проходит от Охотного Ряда до Страстного бульвара. Петровка — улица от Театральной площади до Среднего Каретного переулка. Мясницкая улица начинается от Лубянской площади и доходит до Садово-Спасской улицы. Улица Неглинная, как и Петровский, и Рождественский бульвары Белого города, выходит на Трубную площадь.

Белый город относительно всей Москвы не так уж и велик, но бродить по нему можно бесконечно. А чтобы не заблудиться, надо помнить, что Москва — город радиальной планировки, и главные улицы Белого города начинаются либо от Красной площади, либо от близких к ней других площадей, и эти улицы непременно выведут к бульварному кольцу — границе этого исторического района.


БЫЛОЕ И БЛАГОЕ

Буквально на всех улицах Белого города, включая многочисленные примыкающие к ним переулки, можно найти значительные достопримечательности, и почти с каждым зданием связаны московские традиции и судьбы исторических личностей.

Даже по одним только топонимам Белого города можно получить информацию об истории Белого города. Трубная площадь была названа так от «Трубы» — как называли в народе отверстие в башне стены Белого города, через которое протекала река Неглинка. Лубянская площадь и улица Большая Лубянка — названия, происходящие от Лубяницы — района Великого Новгорода. Первый раз слово Лубянка появилось в летописи 1480 г., когда Иван III после падения Новгородской республики выделил эту землю для новгородцев. Моховая улица получила название от рынка, где торговали мхом, необходимым (наряду с пенькой) при сооружении деревянных домов для прокладки между бревнами. Охотный Ряд — по торговым рядам, в которых продавалась дичь. Мясницкая улица — по лавкам мясников и скотобойням. С ними связано и название Чистые пруды. На самом деле пруд был (и остался) один. В него сваливали мясные обрезки и потроха, и запах в округе стоял соответствующий, за что пруд называли Поганым. После того как в 1703 г. фаворит Петра I светлейший князь А. Д. Меншиков получил здесь землю для строительства своего дворца, он велел очистить пруд. Топоним Кузнецкий Мост происходит от самого натурального моста над Неглинкой, сначала деревянного, а затем каменного, рядом с которым располагалась слобода, в которой жили кузнецы, работавшие на Пушечный двор. И так далее и тому подобное.

В названиях переулков часто присутствуют названия церквей, здесь стоявших, из которых сохранилась лишь не самая большая их часть: какие-то сгорели, другие была снесены при расширении проезжей части улиц наряду с жилой застройкой XV-XVI вв.

Преобладало в Белом городе ремесленное население. Все, что производили ремесленники, продавалось на многочисленных рынках, существовавших в XVI—XVII вв. буквально на всех площадях; купцы побогаче строили лавки, часто совмещенные с мастерскими. Конкуренция была высокой, и работали московские мастеровые на совесть, добиваясь высокого качества своих изделий. Купцы тоже времени даром не теряли, товар на свои прилавки поставляли и из других губерний России, и заграничный. Особенно славился изделиями французского происхождения Кузнецкий Мост, до сих пор сохранивший репутацию самой элегантной улицы Москвы в том, что касается торговли. Как и самой книжной: и до 1917 г., и после него здесь работали издательства и солидные книжные лавки. Букинисты торговали в основном в Столешниковом переулке.

Несмотря на свойственные столичному городу высокий уровень запросов, широту взглядов и вольнодумство на западный манер, особенно в студенческой среде, в Белом городе до середины XIX в. царил патриархальный, почти сельский дух со своими нюансами. Купцы любили кутить, «ездить к цыганам», устраивать разные гулянья и балаганные «забавы» в народных традициях. Дворяне, настоящие «баре», хоть и считались высшим светом, немногим от них в этом отличались, да и они тяготели к жизни наполовину сельской, дома свои заказывали архитекторам по типу загородных усадеб, в основном раскинувшихся широко, с садами. Церковь почитали все, посты соблюдали строго, много жертвовали храмам и монастырям: на колокола, на украшение церквей, на первоклассные хоры. А вот ханжами не были: самозабвенно любили и строили театры, где всегда играли, музицировали, танцевали самые талантливые и самые дерзкие в творчестве российские артисты своего времени.


БРОД В ОГНЕ

Как известно, пожаров Москва пережила много. Самым опустошительным был пожар 1812 г. во время оккупации Москвы французами после Бородинского сражения.

От нескольких очагов этого пожара в сентябре сгорело более двух третей деревянных строений Белого города и Земляного города, 122 из 329 церквей. (Люди массово покидали город еще в августе.) Каменные строения пострадали относительно меньше, но в них ведь перекрытия и другие конструкции были из дерева; сгорая, они вызвали сильные обрушения и разрушения. Это произошло более чем в двух тысячах домов. Сгорел и Большой театр, огонь добрался до стен Кремля. Менее других улиц пострадал Кузнецкий Мост, потому как здесь квартировали французы и расторопно гасили огонь. На пепелищах мародерствовали разбойники, да и французы бесцеремонно присваивали ценности из домов и церквей. После их ухода Белый город являл собой печальное зрелище.

Не откладывая дела в долгий ящик, император Александр I в феврале 1813 г. учредил Комиссию для строения в Москве. К реставрации и реконструкции общественных зданий, особняков, церквей и т. д. и строительству новых в московском духе были привлечены лучшие зодчие своего времени: Бове, Жилярди, Григорьев и др., наследники традиций Казакова и Баженова. По вновь созданному генеральному плану строительного развития города многие улицы были расширены в своей проезжей части, и произошло, в конце концов, то, что А. С. Грибоедов в комедии «Горе от ума» охарактеризовал так: «Пожар способствовал ей много к украшенью». Москва не стала после 1812 г. полностью каменной, для этого просто не хватало кирпича, но все же «закаменела» основательно и уже во второй половине XIX в. начала все более походить на другие города Европы, особенно когда началось массовое строительство так называемых доходных домов, т. е. многоэтажных, с отдельными квартирами и максимальными для своего времени удобствами, с капитально устроенными магазинами и ресторанами на нижних этажах. И снова жизнь наладилась, успокоилась, а Москва вернула себе свое лицо — города хлебосольного, гостеприимного, энергичного. Московские доходные дома, над проектами которых также работали лучшие архитекторы своего времени, в том числе мэтр русского модерна Л. Н. Кекушев и его ученики, все еще недооценены, потому, к сожалению, в XX и даже в XXI в. немало их было снесено.

В XIX в. многие купцы имели хорошее образование, широкий кругозор плюс немалые капиталы, но главное — они понимали, что наладить европейский комфорт в быту, восстановить театры — это хорошо, но мало, без изобразительного искусства и исторических коллекций столица не столица. Сказано — сделано. В 1853 г. в Замоскворечье Павлом Третьяковым была основана Художественная (Третьяковская) галерея; в 1872 г. историком Иваном Забелиным — Государственный Исторический музей (ГИМ) на Красной площади, по инициативе Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии в том же году — Политехнический музей (на основе Политехнической выставки в честь 200-летия со дня рождения Петра I) на Новой площади; профессором Иваном Цветаевым (отцом Марины Цветаевой) в 1912 г. на Волхонке — Музей изящных искусств имени императора Александра III при Императорском Московском университете (Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, сокращенно ГМИИ им. А. С. Пушкина, ныне — музейный комплекс зарубежного искусства по тому же адресу). Собиралась коллекция и для Музея Востока (открыт был уже при советской власти в 1918 г.). И это только самые крупные музеи.


ЛЮБОПЫТНЫЕ ФАКТЫ

■ «Опять старая истина: когда выстроишь дом, то замечаешь, что научился кое-чему» — эта цитата Ницше на майоликовом панно опоясывает здание гостиницы «Метрополь».

■ По московским легендам, на Кузнецком Мосту обитали два призрака: один — француженки Жужу, любовницы Саввы Морозова, второй — некоего господина, дочиста проигравшегося в казино. Однажды очаровательная Жужу ехала по Кузнецкому Мосту в экипаже. Услышав, как мальчишки-газетчики выкрикивают: «Покончил жизнь самоубийством Савва Морозов!» — на ходу выскочила из экипажа, попала под другой и погибла. На другой день был найден мальчик, задушенный женским чулком, после этого разносчики газет на этой улице пропали. К неудачливому игроку на Кузнецком Мосту подъехал экипаж, возчик которого предложил отвезти неудачника домой бесплатно, и он пропал бесследно. И потом этот экипаж появлялся еще, но все его седоки также исчезали.

■ Дом № 9 в так называемом сталинском стиле на улице Горького (Тверской) начали строить в 1941 г., но с началом войны он был законсервирован. Достроили здание к 1949 г. По московским легендам, темно-красный гранит, которым отделан цоколь дома, — тот самый, что по личному распоряжению Гитлера везли в обозах его армии во время наступления на Москву в 1941 г. для сооружения на Красной площади монумента в честь победы над СССР.

■ На карте Москвы Ваганьковский холм и район Ваганьково отстоят друг от друга довольно далеко. А называются одинаково по очень простой причине: в XVII в. царь Алексей Михайлович приказал освободить Ваганьковский холм от «лишних» его жителей. Они перебрались на новое место, в пригород за рекой Пресней, которое упрямо продолжали называть Ваганьковым.

■ «Магазин Елисеева и погреба русских и иностранных вин», или просто Елисеевский, открытый в 1901 г. петербургским миллионером Г. Г. Елисеевым в доме 14 по Тверской, имеет предысторию. Есть легенда, по которой дом построил для своей красавицы-жены Г. В. Козицкий, статс-секретарь Екатерины II. Проектировал особняк М. Ф. Казаков в 1780-х гг. Как приданое дом перешел Анне Козицкой, ставшей супругой князя А. М. Белосельского-Белозерского, дипломата, литератора, мецената. Его дочь от первого брака Зинаида, в замужестве — Волконская, держала салон, где собиралось изысканное общество, читали свои стихи А. С. Пушкин, Е. А. Баратынский, Д. В. Веневитинов, П. А. Вяземский и другие поэты. Здесь провожали в Сибирь жен декабристов Е. И. Трубецкую и М. Н. Волконскую (жену Сергея Волконского; Зинаида была замужем за его братом Никитой). Елисеев полностью перестроил два этажа здания под торговые залы в помпезном стиле с элементами необарокко и русского историзма. В 1918 г. верхние этажи дома были перепланированы под квартиры. В одной из них в 1934-1935 гг. жил писатель Н. А. Островский, автор романа «Как закалялась сталь». В доме действует музейный Гуманитарный центр «Преодоление».

■ Чех Бернгард Таннер побывал в Москве в 1678 г. И описал стол на приеме для послов: «У москвитян многое множество морской рыбы... Некоторые рыбы, по белому мясу называемые у них белугами, величиной с быка. Из муки, разведенной на льняном масле, сложены были башни, стены. Заметны были ... двуглавые орлы по верхушкам. ...было много плодов, сваренных в сахаре и сдобренных и слепленных иным ли чем или неведомыми нам благовониями, напоминавших сложенное куском красное сукно и до того обманывавших глаз, что между посольскими, стоявшими вокруг, поднялся спор, сукно это или кушанье».

■ Стекла в окнах домов бояр и дворян в Москве появились в XVI в. Окна привычных нам размеров стали делать начиная с 1656 г., когда в Воскресенске заработал первый в России стекольный завод. До этого они были небольшими, со сложными, раздробленными на мелкие части, красивыми деревянными или коваными из свинца переплетами. В них вставляли или пластинки слюды, или кожу высушенного и специальным образом обработанного желудка быка, в просторечии «бычий пузырь». Люди небогатые довольствовались пузырями крупных рыб. Изнутри, как и снаружи, окна для сохранения тепла в доме закрывались ставнями, и в комнатах царил полумрак. Свечи, лучины и разные прочие светильники горели практически целый день.

■ Выражение «Москва слезам не верит» возникло, как считается, в XVI—XVII вв. Как вывод о том, стоит ли вообще обращаться с челобитными, жалобами к «государевым людям» в Москве, особенно тем, кто приехал «бить челом» из других городов и весей. Не стоило. Особо настырных жалобщиков даже наказывали плетьми. Правдой было, однако, и то, что сами жалобщики нередко что-то путали, где-то, искренне заблуждаясь, выдавали желаемое за действительное, а то и клеветали. И кто прав, кто виноват в спорах или конфликтах разобраться до конца, по справедливости, было попросту невозможно.


ДОСТОПРИМЕЧАТЕЛЬНОСТИ

Кузнецкий Мост: городская усадьба Мя-соедовых (XVIII — начало XIX в.), доходный дом М. В. Сокол (модерн, 1904 г.), доходный дом (Гостиница «Лейпциг») (XVIII в., последние перестройки — 1914-1916 гг.), пассаж Сан-Галли (Московский дом художника), доходный дом Третьяковых (русский историзм, 1892 г.), Московский международный торговый банк (головной офис Банка Москвы) (неоренессанс, 1898 г.), здание торговой фирмы Михайлова (модерн, 1903 г.), созданный в 1944 г. (несмотря на войну) до 2002 гг. — Общесоюзный дом моделей одежды и другие исторические здания.
Пешеходные переулки, стилизованные под городскую среду XIX в.: Камергерский: бывшая усадьба Одоевского, в 1882 г. перестроенная под театр (ныне — МХТ им. А. П. Чехова), старинные доходные дома, в нижних этажах которых ныне размещены магазины и кафе; Столешников: доходные дома XIX — начала XX в., в которых размещены государственные учреждения и магазины.
На площади Революции: бывший Музей В. И. Ленина, бывшее здание Московской думы, ныне — выставочный комплекс ГИМ (русский историзм, 1892 г.), во дворе — Музей Отечественной войны 1812 г.

Петровка: усадьба Воронцовых-Раевских (ныне — исторический факультет ВШЭ) (классицизм, XVIII в.), усадьба Кирьякова (классицизм, конецXVIII в.), особняк Губина (муниципальный Музей современного искусства) (классицизм, воссстановлен после 1812г.).
Неглинная улица: здание Центрального банка Российской Федерации (классицизм, 1894 г., боковые корпуса 1927-1930 гг.), доходные дома (XIX в.), Сандуновские бани (начало XIX в.).
Мясницкая улица: усадьба Черткова (XVIII в.), затем перестройка 1831 г., Дом татарского царевича Ивана, позже князя Долгорукова (конецXVII в.), дом Юшкова (Российская академия живописи, ваяния и зодчества) (классицизм, конецXVIII в.), Главпочтамт (построен на месте усадьбы Меншикова) (русско-византийский стиль 1912 г.), «Чайный дом» (купца Перлова) в псевдокитайском стиле (1893 г.), Музей В. В. Маяковского (на реконструкции, временно находится на ул. Малая Дмитровка).

Александровский сад (разбит в 1820-1823 гг.): Троицкий мост (в прошлом через Неглинку), соединяющий Кутафью и Троицкую башни Московского Кремля, Итальянский грот («Руины») (классицизм, 1823 г.), Могила Неизвестного Солдата и Вечный огонь (памятник открыт 2 мая 1967 г.), памятник-обелиск династии Романовых (изначально — 1914 г, реконструкция — 2013 г.).
Моховая улица: Российская государственная библиотека (1928-1958 гг.) на углу с Воздвиженкой, фасад Пашкова дома (со стороны Староваганьковского переулка), б. гостиница «Петергоф» (она же — ул. Воздвиженка, 4/7) (классицизм, 1901 г.), приемная Госдумы, храм мученицы Татианы при МГУ на углу с Большой Никитской (классицизм, 1834 г.), гостиница «Националь» на углу с Тверской (неоренессанс, эклектика, 1902 г.).
Охотный Ряд: здание Госдумы (1935 г.), Колонный зал (б. Дворянское собрание) на углу с Большой Дмитровкой (классицизм, 1814 г., надстройка и изменения фасада — 1903 г.).
Воздвиженка: дом Талызина (Музей архитектуры им. Щусева) (классицизм, 1787 г.), Дом генерала Грушецкого, он же «дом Болконского» (ампир, перестроен после 1812 г.), усадьба Шаховских (отдел Востока РГБ) (классицизм, XVIII—XIX вв.).
Большая Никитская: Палаты Арасланова (XVII в.), Московская консерватория им. П. И. Чайковского (дом Екатерины Дашковой) (2-я половинаXVIII в.), Театр «Парадиз» (перестроен из особняка Зарубиных-Стрешневых в 1884-1886 гг., автор фасада — Ф. Шехтель; в 1910 г. еще одна перестройка, ныне — комплекс: Театр им. Маяковского и Геликон-опера).
Тверская улица: Постниковский пассаж (Театр им. М. Ермоловой) (классицизм, необарокко, 1802 г.), Центральный телеграф (конструктивизм, 1927 г.), Елисеевский магазин, Саввинское подворье (1907 г.) за домом на Тверской, 6, передвинуты в 1937 г. (используется как офис).
Большая Дмитровка: Новый Манеж в Георгиевском первулке (ныне — выставочный зал) (построен в 1888 г. как мануфактура), комплекс доходных домов Обуховой и Оболенского (XVIII—XIX вв., началоXX в.), Российский государственный архив социально-политической истории (конструктивизм, 1927 г.), здание Театра Солодовни-кова (Московский театр оперетты) (1884 г.), Новая сцена Большого театра (1905 г.), Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко (1940 г.).


ЦИФРЫ

Протяженность самых значимых улиц: Моховая — 0,6 км, Воздвиженка — 0,6 км, Большая Никитская — 1,8 км, Тверская — 1,8 км, Большая Дмитровка — 1,0 км, Охотный Ряд — 0,25 км, Петровка — 1,2 км, Театральный проезд — 0,325 км.
Площадь Александровского сада: 10 га.
Российская Государственная библиотека располагает более 45 млн книг на 367 языках мира.


ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

Продолжение материла о Белом городе, историческом районе Москвы. Начало — в выпуске 326.
Административная принадлежность: Центральный административный округ Москвы.


Атлас. Целый мир в твоих руках №327


Читайте в этом номере:

КРЕПОСТЬ ХАЛЕБ: Твердыня на холме
БЕЛЫЙ ГОРОД (ПРОДОЛЖЕНИЕ): Территория роста
ДЖОХОР: Алмаз в короне Малайзии
ПОЯНХУ: Худеющее озеро
ЗЕМЛИ ЛУАРЫ: Объединение исторических регионов
МИР: Шедевр белорусской готики

 

9 tocek