Атлас, Города и страны, моря и океаны. Вокруг Света, Тайны ХХ века, Целый мир в твоих руках

Спят твои соседи...

Спят твои соседи... - 5.0 out of 5 based on 2 votes
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

medveditsaМало где в мире насчитывается столько берлог белого медведя, как на острове Врангеля в Северном Ледовитом океане. Необитаемый остров в составе Чукотского автономного округа по праву можно назвать их «роддомом»

Солнце обжигает глаза, превращая снежный покров, забетонированный арктическими ветрами, в ковер из бриллиантов. Черное пятнышко, появившееся на белом, кажется миражом в ледяной пустыне. Прищурившись, можно разглядеть нос зверя, пока еще скрытого снегами. Но вот из-под земли появляется белая голова с черными бусинками глаз, а затем и массивное туловище самого крупного в мире хищника.

Выбравшись из-под снежной берлоги, белая медведица валится на снег, потягивается после нескольких месяцев в закрытом пространстве. Но она не одна. Следом карабкаются два белых пушистых комочка. Сегодня у них первый «выход в свет». Медвежата радостно кувыркаются в снегу. На остров Врангеля в Северном Ледовитом океане пришла весна.

Появление медведиц с медвежатами на острове — верный признак потепления в этих холодных краях. Поздней осенью, когда остальные медведи отправились в странствие на льдинах, беременные самки остались на острове, ожидая, когда на склоны гор наметет достаточно снега. В снежных надувах они выкопали себе берлоги, которые ветра за зиму укрыли снежными перинами толщиной до десяти метров.

В декабре у медведиц появились детеныши, практически без шерсти, весом не более 500 граммов. Три месяца мамаши не покидали своего укрытия, откармливая потомство молоком. И лишь в марте-апреле, когда медвежата весили уже не менее пяти килограммов и покрылись теплой белой шерсткой, они прокопали туннель на поверхность и вывели их на первую прогулку. Сощурив глаза, медведица долго лежит под солнечными лучами, предоставив себя малышам. Медвежата сосут молоко, затем, не слезая с матери, играют друг с другом, то и дело норовя лизнуть материнский нос. Медведица отвечает ленивым движением лапы или головы.

Медвежата и не подозревают, что за ними наблюдают люди. Сотрудники заповедника «Остров Врангеля* Алексей Безруков и Татьяна Башнаева несколько лет подряд работали на острове, участвуя в мониторинге белых медведей. Алексей по образованию биолог-охотовед, его жена Татьяна —географ.

Из пары месяцев работы на острове половина приходится на пургу», — рассказывает 37~летний Алексей Безруков, уроженец Кировской области. «Мало того, что мощный ветер сбивает с ног, иной раз бывает невозможно увидеть даже пальцы собственной вытянутой руки, так как они тут же коченеют на морозе». Хотя здесь редко бывает ниже минус тридцати, из-за сильного ветра и высокой влажности на острове очень холодно.

Ученые проводят мониторинг белого медведя два раза в год: весной, когда медведицы выходят из берлог, и осенью, когда звери возвращаются на остров после странствий по Северному Ледовитому океану в поисках пищи. Несмотря на суровую погоду, Алексей Безруков и Татьяна Башнаева побывали на острове Врангеля не один раз. «Это уникальное место, — говорит географ Башнаева, методист заповедника по экологическому просвещению, — здесь самая высокая концентрация белого медведя в мире».

Именно поэтому тридцать пять лет назад остров Врангеля и соседний остров Геральд были объявлены заповедными территориями. В 2004 году заказник «Остров Врангеля» стал первым арктическим объектом в Списке всемирного природного наследия ЮНЕСКО. Каждый год на этих островах залегают в берлоги до полутысячи медведиц. На одном только крошечном острове Геральд (всего одиннадцать квадратных километров) насчитывается более ста берлог. На острове Врангеля их больше всего на западном и восточном побережье, где горные хребты, пересекающие остров, выходят к морю. Здесь на одном квадратном километре могут находиться четыре, а то и пять берлог— иногда в нескольких метрах друг от друга. Отмечен даже случай, когда две берлоги под снегом соединялись между собой.

Белый медведь — родственник бурого. Татьяна любит рассказывать эскимосскую легенду: у семейной пары родились двое сыновей-близнецов, не похожих на обычных детей. «Они вырастут сильными охотниками», —утешал отец мать. Но женщина, взглянув на лица детей, покрытые волосами, вышвырнула младенцев из иглу. Один ребенок оказался в лесу и стал бурым медведем. Второй попал в Северный Ледовитый океан и превратился в белого медведя.

Но это сказка. Исторически же белые медведи обязаны своим происхождением плейстоценовому оледенению 45—150 тысяч лет назад. Тогда общий предок бурых, белых и пещерных медведей оказался изолированным от своих сородичей льдами и оттеснен на северную макушку Земли.

На территории России насчитывается около пяти-семи тысяч белых медведей. Более точных цифр нет, так как полный учет по всей Арктике не проводился никогда. Остров Врангеля - одно их немногих мест, где мониторинг проходит более или менее систематически. «Учет берлог —работа дорогостоящая и трудоемкая»,— рассказывает Алексей Безруков. Только на то, чтобы привезти сюда горстку ученых, администрации заповедника надо потратить почти миллион рублей. Примерно столько стоит вертолет из Певека, самого северного города России. Он доверху набивается коробками с продуктами и снаряжением — ведь несколько месяцев ученым придется жить на необитаемом острове. Поселок Ушакове кое, в котором приземляется вертолет, пустует с 1990-х годов. В советские времена здесь базировалась администрация заповедника, действовал оленеводческий совхоз, работали геологи, охраняли покой Родины пограничники. Сейчас администрация находится в Певеке, научные сотрудники заповедника приезжают сюда лишь на несколько месяцев. Поэтому остров Врангеля теперь считается необитаемым.

Между прибытием на остров и началом работ — долгие часы работы на морозе. «Сначала надо доставить на участок из Ушаковского продовольствие, снаряжение и топливо, — рассказывает Алексей Безруков. — А потом на месте надо откопать из снега деревянный вагончик на полозьях, чтобы подготовить его для жилья».

Обследовать участок нужно не реже одного раза каждые пять дней — заметить вскрытую берлогу нужно до того, когда ее вход заметет снегом. На то, чтобы обойти пешком участок, внимательно осматривая каждую складку рельефа, как раз пять дней и уходит.

Одну из берлог Алексею Безрукову с напарником удалось увидеть изнутри. »По узкому коридору, ведущему в камеру, лезть пришлось по-пластунски, —рассказывает Алексей. — Пол, покрытый ледяной коркой, оказался отполированным до блеска. Стены и потолок были в царапинах от когтистых лап. Повсюду налипли белые шерстинки. В берлоге запросто могли бы разместиться пять человек».

Свой снежный дом медведи покидают не сразу, возвращаясь первые дни к вечернему похолоданию домой и пережидая там частые метели. Но уже совсем скоро медведица отправится со своими потомством в царство Северного Ледовитого океана.

Большую часть года жизнь белых медведей скрыта от человеческих глаз. Дрейфуя на льдинах, они охотятся на нерпу и моржа. Осенью тысячи тихоокеанских моржей высаживаюся на берега острова Врангеля. В это время возвращаются сюда и белые медведи. Они собираются у моржовых лежбищ, а иногда и у выброшенных морем погибших китов. «Трапезу» одного добытчика могут разделить до дюжины хищников. Насытившись, звери зачастую тут же вместе и отдыхают.

За одним из таких пиршеств однажды удалось наблюдать Алексею и Татьяне. «Мы подъехали к одной бухте на квадроцикле — и ахнули, — рассказывает Безруков. — Около тридцати медведей, похожих издали на барашков, расположились на берегу океана. Одни спали, другие объедали моржовую шкуру. Самки кормили молоком медвежат, по-женски прижимая их к груди лапами. Молодые самцы боролись, как мальчишки, пританцовывая на задних лапах».

Несмотря на частые встречи с животными, мониторинг белых медведей вряд ли можно назвать опасной работой. Белый медведь — очень осторожный зверь, избегающий конфликтов и не любящий рисковать. «Но при этом он очень любопытный», - добавляет Алексей Безруков.

Осмелевшие медведи по ночам нередко подходили к вагончику ученых и сквозь щели жадно втягивали воздух, пытаясь разобраться в непривычных запахах. «Разбуженные посторонними звуками, мы стучали палкой в стену напротив звериного носа, чтобы отбить у него интерес к жилью», — объясняет Алексей Безруков.

Однажды весной Алексей забыл закрыть окно вагончика на ночь ставнями. Посреди ночи его разбудил треск стекла. Оказалось, что любопытная медведица выдавила носом стекло и просунула голову в вагончик. «Увидев медвежью морду в двадцати сантиметрах от себя, я спросонья схватил первое, что попалось под руку, и отхлестал медведицу своим... шерстяным носком. Медведица отшатнулась, и тогда уже мой напарник отпугнул ее выстрелом из ракетницы», — рассказывает Алексей Безруков.

Алексей уверяет: прогнать белых медведей просто. «Если в гости пришла медведица с малышами, то иногда достаточно постучать чем-то тяжелым по железу. Других легко прогнать длинным шестом. Удивительно, но если двигаться на белого медведя, с силой ударяя шестом перед собой о землю, можно обратить крупнейшего хищника планеты в бегство!»

Вагончик, в котором живут сотрудники заповедника на модельном участке, на севере называют «балком». Внутри с трудом помещаются двое нар, стол и маленькая печка-буржуйка. В буржуйку ставится сковорода, в которую через металлическую трубку медленно капает солярка, тут же сгорая. Эта примитивная отопительная система требует постоянного контроля. «На ночь же эту «печь» лучше вообще потушить»,— советует Алексей.

От холода ночью спасают «кукули» — чукотские спальные мешки из зимней шкуры северного оленя. И хотя в таком мешке тепло спать даже в неотапливаемом помещении, за ночь можно обморозить нос. Для большей теплоизоляции ученые обкладывают вагончик снежными кирпичами, выпиленными ножовкой. От этого внутри становится теплее, но в углах вагончика лед так и не растает за короткую весну.

За недели наблюдений ученые не только привыкают к холоду, ежедневной каше с маслом на завтрак, но и начинают различать медведей.

«Наблюдая за животными, невольно начинаешь давать им имена, — рассказывает Татьяна. — Когда мы жили на косе Сомнительная, где осенью собирается больше всего медведей, мы соседствовали с Нашей, Черномордой, Долговязым». Привыкая к людям и понимая, что им ничто не угрожает, белые медведи спокойно реагировали на передвижения ученых.

«Впрочем, маршрутов у нас было не так много: десять метров вверх на старый маяк, с которого видно всю косу, и тридцать метров до ближайшей лужи на косе с почти пресной водой. Вновь прибывающие на косу медведи при виде нас убегали в море. В воде они чувствуют себя увереннее».

Однажды вечером, снова забыв закрыть окна ставнями, ученые в сумерках зажгли свечу. «Вдруг в темном проеме окна появились глаза и черный медвежий нос уткнулся в стекло. Это любопытствовала Паша — взрослая самка с двумя медвежатами, — говорит Безруков. —Рядом, привстав на задние лапы, заглядывали в низкое окно медвежата».

Ожидания ученых сбылись: «Звери ушли, стоило нам выйти на улицу». Может быть, это были как раз те самые малыши, первые шаги которых Алексей Безруков и Татьяна Башнаева наблюдали полгода назад, когда на Чукотке начиналась весна.

ЗА КАДРОМ

С осени 2010 года АЛЕКСЕИ БЕЗРУКОВ и его супруга ТАТЬЯНА БАШНАЕВА работают на кордоне Травяной в Южно-Камчатском федеральном заказнике, который находится в ведении ФГУ Кроноцкого заповедника. До этого они провели несколько сезонов на острове Врангеля в Северном Ледовитом океане, участвуя в мониторинге белых медведей.

Текст: Алия Бегишева
фото: Алексей Безруков И Татьяна Башнае6а

GEO 01 2012

9 tocek