Атлас, Города и страны, моря и океаны. Вокруг Света, Тайны ХХ века, Целый мир в твоих руках

Новая Атлантида - мечта Хемингуэя

Новая Атлантида - мечта Хемингуэя - 5.0 out of 5 based on 2 votes
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Novaya Atlantida mechta HemingueyaЛестер Хемингуэй вошел в историю не только как младший брат великого писателя. Путешественник и журналист с жилкой авантюриста, он стал основателем одного из первых микрогосударств мира - Республики Новая Атлантида. В конце концов, повторив судьбу Эрнеста, тяжело больной и страдающий депрессией Лестер застрелился, а Новую Атлантиду стерли с поверхности земли (а точнее, моря) жестокий шторм и рыбаки-вандалы.

ПО ЗАКОНУ О ГУАНО

Родившийся в 1915 году Лестер во многом был похож на брата, и не только внешне (многие знакомые порой даже путали их). Не обладая талантом Эрнеста, Хемингуэй-младший много путешествовал по миру, кропал статьи о рыболовстве и активном отдыхе для мужских журналов и пытался заниматься писательской деятельностью. И хотя отдельные его произведения удостаивались похвалы критиков, многим казалось, что Лестер живет в тени старшего брата. В 1961 году, когда Эрнест застрелился,

Хемингуэй-младший взялся написать его биографию и закончил титанический труд всего за восемь месяцев. Книга «Мой брат, Эрнест Хемингуэй» в течение пары лет была переведена на 13 языков и принесла автору внушительный доход - около 180 тысяч долларов, Именно эти деньги Лестер и вложил в создание Новой Атлантиды.

В США есть довольно любопытный Закон о гуано (разложившихся остатках помета морских птиц и летучих мышей, которые ценились как удобрение), принятый Конгрессом в 1856 году и до сих пор не отмененный. Один из параграфов его гласит: «Если гражданин Соединенных Штатов обнаруживает залежи гуано на каком-либо острове, рифе или скале, находящемся вне юрисдикции какого-либо иного Правительства, не занятом гражданами какого-либо иного Правительства, и ненасильственным способом вступает во владение таковым, поселяясь на нем, таковые остров, риф или скала могут, по усмотрению Президента, считаться принадлежащими Соединенным Штатам».

Именно на этот закон и уповал Лестер, когда приобрел списанное научно-исследовательское судно-платформу. Хотя судно - наверное, громко сказано. Де-факто это был большой плот с несколькими примитивными палубными надстройками. Лестер несколько модернизировал платформу: он установил на ней двигатель, дизель-генератор, опреснитель воды и еще кое-какое оборудование, после чего отправился в плавание.

Летом 1964 года судно пристало к небольшому рифу, расположенному в десяти километрах от побережья Ямайки и в нескольких сотнях метров от ее территориальных вод. Риф был белым от слоя птичьего помета, а потому вполне подпадал под действие Закона о гуано. Пришвартовавшись к рифу, Лестер объявил его территорией Соединенных Штатов. Но он тут же заявил о праве нации на самоопределение (что тоже прописано в американской конституции) и провозгласил Республику Новая Атлантида. Вскоре шестеро ее граждан (сам Лестер, его супруга, две малолетние дочери и двое знакомых четы Хемингуэй из Вашингтона) единогласно избрали основателя нового государства его президентом.

ГРАНИЦЫ НА ЗАМКЕ

Стоит отметить, что присоединение к США по Закону о гуано островов, рифов и атоллов всегда натыкалось на ожесточенное сопротивление государств Карибского бассейна. В свое время американские пионеры «прихватизировали» около 50 объектов, но сейчас под юрисдикцией Штатов остаются только шесть из них.

Основание Новой Атлантиды, наоборот, не вызвало никакого протеста. На Ямайке эту идею восприняли с воодушевлением. Ведь снабжать себя продуктами и промтоварами республика не могла, поэтому Лестер оставлял в прибрежных магазинах островного государства, куда ездил за покупками, весьма внушительные суммы. Кроме того, он платил налоги в казну Ямайки. Ну и, наконец, Хемингуэй заявил, что Новая Атлантида будет научным центром, изучающим миграцию морских животных и рыб. Все сведения будут передаваться местным и международным научным кругам, Ямайке это не будет стоить ни копейки, зато престиж государства возрастет. Поэтому власти не препятствовали деятельности Новой Атлантиды. Газеты столицы Ямайки - Кингстона -публиковали прокламации Хемингуэя, который торжественно обещал, что «республика будет вести политику мира и не станет угрожать войной карибским соседям».

На Ямайку косяком потянулись туристы, желающие посетить одно из первых микрогосударств мира. Правда, семья Лестера была не в восторге от многочисленных гостей, и потому Новая Атлантида временно закрыла границы, делая исключение лишь для избранных. Хемингуэй рассчитывал, что рано или поздно ему удастся расширить территорию государства, освоив риф, и тогда туда смогут приезжать все желающие. Пока же на это не было ни сил, ни средств: покупка судна-платформы и оборудования нанесла серьезный удар по его финансовому благополучию.

НИЩИЙ ГОСПОДИН ПРЕЗИДЕНТ

Все в том же 1964 году Лестер Хемингуэй послал приветственное письмо президенту США Линдону Джонсону. Тот не замедлил отозваться, причем в ответном послании обратился к Хемингуэю, называя его «господин президент Республики Новая Атлантида». По дипломатическим нормам это можно было расценивать как признание независимости. Лестер возликовал и развернул бурную деятельность. Его супруга Дорис сшила знамя, ставшее официальным флагом республики. Сообща чета Хемингуэй сочинила гимн. Затем Лестер, потратив большую часть остатков сбережений, купил оборудование для изготовления марок и монет.

Однако реальность перечеркнула все радужные надежды Хемингуэя. Власти Ямайки фактически поставили деньги, отчеканенные Лестером, вне закона, пригрозив ответственностью за фальшивомонетничество. Соответственно, туристы не могли приобретать и даже перевозить их - под угрозой тюремного заключения. Марки поначалу продавались неплохо, но в 1965 году Швейцарский универсальный почтовый союз отказался признавать их, и марки превратились в цветные бумажки.

Тогда Лестер пошел на авантюру: он решил основать на территории Новой Атлантиды банк. Если бы затея удалась, она могла бы принести Хемингуэю сотни тысяч долларов - ведь в те годы официальных офшорных зон не существовало, а людей, желающих «отмыть» деньги, хватало. Но идея осталась нереализованной, поскольку годом позже Лестер почувствовал себя плохо. После обследования в больнице Кингстона врачи обнаружили у него тяжелую форму диабета.

Хемингуэй не хотел оставлять Новую Атлантиду, но финансы уже не позволяли ему нанять медика. В итоге он объявил проект «временно законсервированным». Вместе с семьей Лестер перебрался на один из Багамских островов, где активно занялся писательской и журналистской деятельностью, рассчитывая сколотить капитал и вернуться в республику. К сожалению, этим планам не суждено было сбыться.

Сначала Новая Атлантида оказалась в эпицентре мощнейшего шторма. Ураганный ветер и волны снесли большинство палубных надстроек и серьезно повредили судно-платформу. А довершили разорение Лестера ямайские рыбаки. Узнав о том, что президент Новой Атлантиды покинул республику, они стали совершать набеги на его владения. Рыбаки разобрали и похитили оборудование, а под конец устроили там пожар. Остатки Новой Атлантиды через несколько лет сгнили и были окончательно разрушены штормами и ветром.

О возвращении в республику Лестер уже и не мечтал. Диабет дал осложнения, и президенту грозила ампутация обеих ног. Не желая становиться инвалидом, Лестер прибег к смертельному рецепту Эрнеста: в 1982 году Хемингуэй, как и его брат, выстрелил себе в голову. Вскоре после этого его вдова Дорис официально объявила о том, что Новая Атлантида прекратила свое существование.

Андрей ЛЕШУКОНСКИЙ

Тайны ХХ века №7 (февраль 2013) 

 

9 tocek