Атлас, Города и страны, моря и океаны. Вокруг Света, Тайны ХХ века, Целый мир в твоих руках

«Я посвятил Марине больше сотни стихов»

«Я посвятил Марине больше сотни стихов» - 5.0 out of 5 based on 2 votes
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Nikita-DzhigurdaНикита Джигурда — брутальный актер, поэт, один из самых популярных и эпатажных участников различных ток-шоу. Ни одно его выступление не остается незамеченным и всегда вызывает множество комментариев и споров. Фильм, снятый Никитой о родах его жены, прославленной фигуристки Марины Анисиной, по количеству просмотров и обсуждений наверняка может оставить далеко позади любой голливудский блокбастер. Но только самые близкие люди знают, какой на самом деле человек Никита Джигурда — философ, лирик, мужчина, боготворящий свою жену и детей.

«Shape-Мама»: Никита, расскажите, как вы познакомились с Мариной Анисиной? Это была любовь с первого взгляда?

Никита: В 2007 году мы оба участвовали в шоу «Танцы на льду». Я первым делом спросил Марину, замужем ли она. Она сказала, что нет. — «Замечательно! Тогда я хочу, чтобы ты стала моей женой, и родила мне такую же зеленоглазую девчонку». Заваливал Марину стихами, а она только смотрела на меня своими глазищами и говорила: «На лед — тренироваться, вот выиграем, тогда и поговорим о личном». Желтая пресса обвиняла нас в пиаре, и говорила, что больше четырех месяцев наши отношения не продлятся. А наш малыш родился 7 января, в православное рождество, и тем самым как бы спас меня, подтвердив искренность и божественность наших отношений. Все спрашивают, что она нашла во мне, «это же варвар», но Марина знает, что это всего лишь маска, что я чудище из сказки, ведь если не «охранять аленький цветочек, то его просто растопчут». Когда я писал стихи и пытался поделится с людьми теми знаниями, которые я открыл для себя, это было никому не нужно. И лишь только когда я стал действовать по законам шоу-бизнеса, я получил возможность быть услышанным. Я ничего не делаю ради пиара, ради денег, я «пиарю дух великодушия в мире, где душа извращена».

«Shape-Мама»; Расскажите, пожалуйста, сложно ли было решиться на совместные роды? Ведь многие боятся и считают, что это зрелище не для мужчин....

Никита: Изначально это было 100%-ное решение Марины. Для меня это было удивлением, казалось бы — сильная женщина, олимпийская чемпионка, но она ужасно боялась родов. Она не настаивала, но когда я увидел этот страх в ее глазах, у меня не было никаких возражений. Я много раз выступал на концертах в горячих точках, госпиталях, и видел там такое, что роды меня уже не могли испугать. Я держал ее за руку, поддерживал изо всех сил. И Марина потом говорила: «Если бы не ты, я бы сошла с ума от страха». Марина, конечно, ходила на занятия по подготовке к родам, мы накупили всяких книг и пособий, но знание не освобождает от боли и страха, поэтому совместные роды во многом являются спасением для женщин. Многие мужчины говорят, что боятся вида крови, например, но если боишься — не смотри. Ведь не обязательно присутствовать в самом конце и смотреть, можно просто помочь жене во время схваток, хотя бы за руку ее подержать, подбодрить.

«Shape-Мама»: Почему вы все же решили рожать за границей?

Никита: Там гораздо лучше условия, и весь процесс родов построен так, чтобы женщина испытывала как можно меньше боли и неудобств. Сразу после рождения малыша отдают матери, в родовом боксе обязательно присутствуют родственники, роды всегда обезболивают. Кстати, для них совершенно нормально снимать процесс родов на камеру, фотографировать. Так что мы оказались единственными, кто не взял камеру и снимал на мобильный телефон. Уже потом я попросил врачей пустить нас еще раз в палату и записал фильм. Я понимал, что это провокация, но это в первую очередь искусство. И кстати, сначала я показал этот фильм Марине, ее маме, и только после их одобрения выложил видео для публики. Уже потом этот скандал искусственно раздули, показав даже не кусочек, а каких-то тридцать секунд, выдранных из первоисточника, без музыки, без стихов, не объяснив идею божественного рождения, ради которой все это и затевалось. Я хотел привлечь внимание к проблемам, которые до сих пор существуют в нашей стране, показать людям, что во Франции процесс родов обязательно обезболивают, что роды это не обязательно ужас и боль. А в результате на одном из центральных каналов показали лишь кусочек, и все стали расценивать это как попытку пиара. Это сейчас у меня уже иммунитет к «желтой» прессе, а тогда просто руки опускались от гнева и бессилия что-либо объяснить.

«Shape-Мама»: Есть ли у вас какие-то «папины» обязанности?

Никита: У нас нет каких-то разделений обязанностей. Я могу и покормить, и уложить, и поиграть. Анжель у нас большой любитель выпить по три бутылки молока перед сном, и подгузник, конечно, не выдерживает. Поэтому ночью я встаю, меняю его. Когда не было няни, укладывал Эву спать, я ей пел что-то вроде горловой мантры, и она прекрасно под это засыпала.

«Shape-Мама»: Чем папино воспитание отличается от маминого? Вы строгий папа?

Никита: Марина — абсолютная любовь, у нее принцип «все для детей», она совершенно не может что-то им запретить, сказать, заставить. Поэтому в нашей семье папа — воспитатель, папа может быть строгим. Причем воспитателем я стал только со своими младшими детьми. Со старшими сыновьями я ни разу ремень в руки не брал, а здесь могу Мике и по подгузнику хлопнуть. Но, конечно, делаю так только тогда, когда его шалости начинают угрожать его собственной безопасности. Потому что он у нас экстраверт, очень активный мальчик, и его внутренняя свобода иногда переходит все возможные границы. Мамой он манипулирует и может вытворять с ней все что угодно. Поэтому приходится вмешиваться папе. Например, был случай, когда он смотрит на нас и стучит ногой по стеклу, не понимая что оно может разбиться и нанести ему травму. Я говорю: «Не надо», сын продолжает, но уже слабее... Я опять «Не надо», Мика не унимается, и только после того, как я нахлопал несколько раз по попе, он перестал. Зато теперь стоит папе только сказать, как сын сразу успокаивается и слушается. Папа строгий, но любящий и любимый — Мика всегда бежит ласкаться. Более того, первый год он вообще мог быть только со мной. Марина даже переживала, что сын больше «папин» и на нее внимания не обращает, зато теперь у нас наступил «мамин» период, когда он без мамы никуда. Дочка у нас совсем другая по характеру, она интроверт, спокойная, вся в себе. И ту свободу поведения, которую позволяет себе Анжель, она проявляет только в узком кругу, поэтому с ней достаточно только повысить голос, сказать «но-но-но».

«Shape-Мама»: Никита, а вы поете детям? Стали ли малыши для вас дополнительным источником вдохновения?

Никита: Конечно! Эти моменты потрясения, когда они родились, зафиксированы в стихах и, когда я их перечитываю, то слезы подступают к горлу. Когда Марина родила сына, в Биарицце начался снегопад, а у них больше пяти лет не было снега вообще. Это было как волшебство, и я сразу написал: «седьмого января из храма мамы, из мира, где уют и благодать, родился ангел»...

«Shape-Мама»: Есть ли разница быть папой сына и дочки?

Никита: Я люблю говорить, что я счастливый отец, у меня «четыре сыночка и лапочка дочка». Не буду скрывать, что будучи на момент знакомства с Мариной отцом трех сыновей, я мечтал о дочери. Марина сказала, что хочет, чтобы первым родился сын, я ответил, что замечательно, но вторым ребенком обязательно должна быть дочка. Когда Марина забеременела второй раз, врачи нам долго пророчили мальчика. Малыш на УЗИ переворачивался попой, закрывался пуповиной, врачи говорили — наверное, мальчик. Я им говорю: «Да этого быть не может, какой же там мальчик — это точно девчонка, такая же стеснительная, как Анисина!» Перед самыми родами, во Франции, нам сказали, что будет девочка. Я-то сразу знал, что будет девчонка! Мы, конечно, не ожидали, что у нас получится родить сразу двоих подряд, но Марина забеременела, кормя Анжеля грудью. И я, и Марина были счастливы. Единственное, после родов я сразу сказал: «Анисина, я заказывал твою копию, а ты родила мою». Эва была очень похожа на меня в детстве, просто вылитая я. Но сейчас ее глаза стали зеленеть, так что, может быть, в будущем дочка будет похожа на маму. Сначала, конечно, было очень непривычно, я все-таки привык к пацанам, а тут девочка— как с ней обращаться, как ухаживать?!

«Shape-Мама»: Общаются ли ваши младшие дети с вашими старшими сыновьями?

Никита: К сожалению, нет. Но я мечтаю о том дне, когда смогу собрать всех своих детей вместе.

«Shape-Мама»: Что для вас значит быть папой?

Никита: Это сложный вопрос. У меня это четко смыкается с концепцией, что любой мужчина — это отражение бога, это Отец с большой буквы. И мужчина, не прошедший через опыт отцовства, не сможет отожествить себя с отцом мира. А в каждом мужчине есть эта искра, так же, как в каждой женщине душа мира. Нужно обязательно пройти общение с детьми на уровне ласки, потакания, любви, потому что отец небесный потакает нашим слабостям.

«Shape-Мама»: Часто мужчины начинают свой «отцовский» диалог, когда дети уже подрастут. К вам можно отнести это утверждение?

Никита: Нет. Возможно, это связано с сознательным возрастом, но я безумно люблю своих детей еще с момента зачатия. Предыдущие сыновья не проявляли ко мне такой ласки, которую я сейчас получаю от малышей, может быть, потому что и я раньше не проявлял таких чувств. Для Мики вообще нет более любимого занятия, чем смотреть мои записи. Причем он может одновременно включить CD, DVD, телевизоры и в полном восторге слушать и подпевать. Включить мое выступление — для Марины это единственный безотказный способ успокоить детей.

«Shape-Мама»: Кто помогает вам с Мариной заботиться о малышах?

Никита: Сразу после родов мы жили во Франции, и тогда нам еще помогала мама Марины. Я максимально разгрузился, чтобы иметь возможность помогать с малышом. О няне речь не шла, мы не представляем себе возможным, как допустить чужого человека к новорожденной крохе. И хотя Марину звали на шоу, я сказал, что «всех денег не заработаем», а переводить малыша на искусственное питание это преступление. Потом, когда у Марины началась работа, с ней начала ездить моя мама и помогала по мере возможности. А после того, как у мамы случился инфаркт, нам повезло найти хорошую няню. У Леши Кортнева как раз освободилась няня, которая проработала у них три года, т.е. это был проверенный человек, которому можно было доверять. Нам безумно повезло с Татьяной, сейчас она живет с нами, отлично ладит с детьми, и когда мы уезжаем на гастроли, а они остаются с няней, мы уверены, что с ними все будет в порядке. Сын до сих пор спит с нами, мы специально заказали огромный матрас, потому что он любит спать раскинувшись, а Марина боится потревожить его.

Shape Мама
№12 декабрь 2011