Атлас, Города и страны, моря и океаны. Вокруг Света, Тайны ХХ века, Целый мир в твоих руках

Бизнес На Мощах: Вам Кусочком Или Порезать?

Бизнес На Мощах: Вам Кусочком Или Порезать? - 5.0 out of 5 based on 2 votes
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

moschiНетленные тела умерших почитались всеми культурами и народами - от египтян до дикарей Борнео. Однако только христианская церковь сумела превратить поклонение мощам в доходнейший бизнес. За века он принес церковникам невиданные деньги. В будущем - принесет не меньше, ибо смена правительств, экономические кризисы и падение курса валют ему не страшны. Наоборот: этому специфическому бизнесу форс-мажоры в виде войн, ураганов, тайфунов и землетрясений только на руку - ведь несчастья значительно увеличивают спрос на святых и чудеса. Прибыль от мощей исчезнет лишь с концом света, потому что вместе с ним исчезнут и дураки.

Загробный ходок

Приехав с Корфу, мой приятель Миша -святая душа - с гордостью демонстрировал всем кусочек неопрятных размочаленных ниток, завернутых в грязную бумажку. Но и руки подержать не давал. Показывал издалека и рассказывал, как за символическую плату отхватил частицу башмачков святого Спиридона Тримнфунтского.

Спиридон, любимый святой жителей острова - это мумифицированный до твердости тараньки труп, возлежащий в соборе имени самого себя. Ежегодно тысячи православных приходят в храм, чтобы полюбоваться на нет и облобызать чудесно уцелевшие ашридоновские нош. После чет весь Корфу изумленно лечится от гриппа или чесотки.

Поскольку мощи Спиридона почитаемы во всем православном мире, время от времени святош вывозят на гастроли. В частности, не так давно его транспортировали в Москву, где иозырить на покойника и испросить у него благодати явилось полтора миллиона россиян. Каждый оставил в виде пожертвований за такое шоу денежку- Так что греческие и российские попы неплохо заработали.

Как и положено покойнику, Спиридон в гробу лежит в тапочках. Но не в белых, а в красных бархатных. И раз в год ему обязательно выдают сменную обувь. А все потому, что святому не лежится - и тогда он ходит по острову эдаким христианским зомби, проверяя, всели в порядке. От этого тапочки протираются и приходят в негодность.

И хотя за пятьсот с лишним лет церковникам пора бы сообразить, что кир-Зачи или, на худой конец, кроссовки для марш-бросков сподручнее, они упрямо продолжают обувать труп в мягкие танки. Но и стоптанные не выкидывают. Ведь с их помощью они «обувают» уже прихожан. А именно: распускают тапки на нитки и пускают в розничную торговлю. То есть официально этот святой сувенир можно взять бесплатно. Но рядом ненавязчиво высится ящик для пожертвований, куда христианину стыдно не бросить монетку. А доброму христианину - бумажку. Ящик исправно пополняется: люди 21 века, как и люди 12 века, свято верят, что среди грязных ниток завалялась благодать и они на халяву получат много чего хорошего, от денег до здоровья.

Вот и Миша махал у меня перед носом своей реликвией и хвастал, что бизнесу его теперь ничего не грозит, он - под охраной святого Спиридона. «Миша, -сказал я ему. - Выброси это в мусорник, вымой руки и начинай читать книжки. Например, «Справочник гигиениста». И вообще - ты же не идиот! Откуда в тебе, выпускнике РКИИГА, такое разжижение мозгов. Вдумайся: ну жил в Греции святой Сииридон, ну был он классным парнем - делился с ближним последним куском хлеба и врачевал страждущих Вечная ему за это память. Но из этого совсем не следует, что ею труп и тапки полны благодати». «А почему он не истлел?» - визгливо наступал Миша. «Да потому что был похоронен в пещере с хорошей вентиляцией, низкой влажностью и низкой температурой. Или в пустыне - там те же условия. Или в катакомбах. Или в торфяных болотах. Мест, где покойник мумифицируется природным образом, на земле предостаточно. Их тела находят периодически. При этом большинство нетленных покойничков о христианстве даже не слышали, так как скончалась задолго до его появления».

Но Миша был непреклонен. Обозвав меня Фомой неверующим, он бережно вернул нитки в замызганную бумажку и ушел за своей благодатью.

Мы делили апельсин

Истоки христианской некрофилии находятся под землей - а именно: в римских катакомбах.

В ту пору, когда христиане еще были кучкой сектантов типа нашего «Нового поколениям им приходилось прятаться по пещерам, справляя обряды втайне от языческих властей. Там же первые христиане хоронили своих первых мучеников. Так что служение Христу происходило на гробах претерпевших за веру.

Позже христианство стало официальной религией Римской империи. Однако привычка - вторая натура. Христиане настолько привыкли молиться рядом с покойниками, что церковники решили эту традицию закрепить. В 269 году папа Феликс Первый издал указ, что, согласно древнему обычаю, литургия должна совершаться не иначе как на мощах мучеников. Вняв рекомендации, Пятый карфагенский собор постановил: иод алтарем каждого христианского храма непременно должны НАХОДИТЬСЯ СВЯтЫеОСТаНКИ. Седьмой Вселенский собор ужесточил: епископ, который освятит храм без мощей, подлежи! анафеме - отречению от церкви.

Однако возникла проблемка. Храмов христиане к тому моменту понастроили тьму. Мощей в наличии имелось значительно меньше. Как быть? Клонирование легко справилось бы с этой задачей, но его еще не изобрели. Поэтому церковники приняли единственно верное решение - будем пилить. Тела мучеников стали разбирать на запчасти. А чтобы у паствы не возникало ненужных вопросов, церковь постановила, что кусок тела святого ничуть не хуже целенького покойника. Ибо при отделении частицы от мощей благодать божья, в нем таящаяся, не уменьшается, и частица являет собой такой же сосуд Святого Духа, как и весь труп. Факт: закон сохранения энергии клерикалы знали на двойку.

Спрос рождает предложение. Дефицитные мощи тут же стали невероятно ходовым товаром. Тем более что после крестовых походов на рынке христианских реликвий было чем поживиться. Усопших святых охотно покупали монастыри, церкви и даже частные лица. Частные лица хотели частной благодати. Церкви и ИОНасТЫрИ рассчитывали на пополнение бюджет - ведь на мощи, как мухи на мед, слетались паломники со своими пожертвованиями. Лозунгом храмов стал - «больше мощей, хороших и разных».

Бизнесмены того времени чутко отреагировали на запрос рынка, и очень скоро бойкая торговля мертвыми христианами достигла поистине чудовищных размеров.

Скирлык - на липовой ноге

Особенно охотно скупали мощи московские цари, полагая, что тем самым они зарабатывают себе репутацию истинно христианских правителей, поднимают престиж России на международной арене и затыкают за пояс Грецию, откуда и пришло на Русь православие. «Русские охотно, не жалея денег, приобретали от греков всякую святыню в полной уверенности, что Восток, лишаясь своей святыни, лишался вместе с этим и прочных основ благочестия, терял право на руководящую роль в религиозной жизни православного мира», - пишет на этот счет церковный историк Николай Каптерев в книге «Характер отношений России к православному Востоку».

Ну а поскольку денег на «русскую идею» власти никогда не жалели, то вскоре в Москве было не протолкнуться от греческих священнослужителей, гревших руки на торговле копчеными органами. Все они наперебой расхваливали привезенный товар - усекновенные куски плоти мучеников, и трясли перед носом российских чиновников сертификатами качества от вселенских патриархов и грамотами, подтверждающих их самые широкие полномочия. Представляю, сколько там было липы.

Несмотря на то, что риск угодить за мошенничество в застенок или на плаху был велик, игра стоила свеч. В случае удачи можно было обеспечить себя на всю оставшуюся жизнь. И это не просто слова. Достаточно ознакомиться с прайс-листом Посольского приказа (тогдашнего МИДа): «Гречанину Фоме Лекерову за 4 части Древа Креста Христова - соболями в 160 рублей, за руку святого Меркурия - соболями в 70 рублей, за часть мощей главы Иоанна Предтечи - соболями в 50 рублей, за части мощей апостолов Петра и Матфея по 35 рублей». Чтобы понять, сколько бабла срубил этот самый гречанин Фома на торговле органами, достаточно заметить, что корова в то время стоила рубль.

С божьей помощью русские цари и церковники мало-помалу прикупили для себя по случаю 14 кусков от Марии Магдалины, три куска апостола Филиппа, пять кусков Андрея Первозванного, 14 кусков Иоанна Златоуста и аж 23 куска святого Пантелеймона. И каждый кусок был ими щедро оплачен твердой валютой
- золотом или русскими соболями.

Порядок цен привел к тому, что рынок быстро наводнила контрафактная продукция. Лжемитрополиты, лжемонахи и прочие церковные пираты стали производить мощи из подручных материалов
- трупов обычных смертных. Под видом самых что ни на есть настоящих мощей святых (вот и бумажка с печатью имеется!) конченые куски мертвечины впаривались всем желающим иметь у себя иод рукой кусок благодати.

Дело в буквальном смысле этого слова поставили на поток. В ряде городов (в том числе и в Киеве) заработали целые фабрички по производству святого товара. Причем некоторые из них обосновались не абы где, а в уединенных монастырях. Скупив где только можно свежих трупов, монахи с помощью метода сублимации, копчения и бальзамирования придавали телам товарный вид, а затем споро рубили на куски (продавать частями было выгоднее) и пускали в розничную торговлю. Поставляли даже на экспорт в страны ближнего и дальнего зарубежья. Как и полагается хорошо развитому коммерческому предприятию, конъюнктуру рынка знали хорошо, связи имели, а пути доставки товара до заказчика были отлажены как часы. В результате получался круговорот фейка в природе. Они нам поддельные мощи -мы им. И все в выигрыше.

Любопытно, что практически никого ни на Западе, ни в России не смущало, что церковниками нередко покупается одна и та же часть тела одного и того же святого. Дошло до смешного. В 19 веке Л. Лаланд готовил в Париже к публикации книгу «Курьезы традиций» и изумленно констатировал, что в церквях и монастырях Европы хранятся: три мумифицированных пророка Илии, 20 туловищ и 26 голов святого Юлиана, 9 черепов апостола Луки, 18 голов и 12 рук апостола Филиппа, 13 рук святого Себастьяна, 5 туловищ, 6 голов и 17 рук и ног святого Андрея, 15 рук Иоанна Златоуста, 30 туловищ святого Григория, два туловища, 8 голов, 6 рук и ног святой Анны, 30 туловищ святого Панкратия.

На вершине этого топа оказался Иоанн Креститель - у него оказалось семь челюстей, четыре плеча, девять рук, 11 указательных пальцев и семь голов. И это при том, что, согласно ранним христианским преданиям, тело Иоанна Крестителя было сожжено вместе с его отрубленной головой. Самое забавное, что католическая и православная церковь с жаром отстаивают подлинность всех семи голов и в честь обретения каждой учредили особые праздники.

В свете этот я охотно верю, что святые мученики, как и утверждают христианские тексты, были способны одним взглядом обращать в бегство могучих демонов, не говоря уже о мелких бесах. Ведь сами они были сущими монстрами - рукастее индийского Шивы, зубастее акул и головастее Змея Горыныча.

Одна голова хорошо...

Поскольку слава (а заодно и денежные поступления от паломников) храмов напрямую зависела от обладания мощами, церковники приноровились их воровать. Причем даже у своих.

Криминальный промысел оправдывали тем, что святой-де сам дал добро на переезд. Технология была отработана. Выбрав ночку потемней, монахи вооружались фомками и подламывали соседскую церковь, забирая из нее кусок ценного святого. Правильный промоушен решает все! Поэтому, едва уложив сворованные мощи в раку, они распускали слухи, что соседи - не такие добрые христиане, какими прикидываются, и недостойны того, что имеют. Придумывались сказки типа: «Так было старцу Ираклию видение. Явился к нему во сне весь в белом сам святой великомученик и грустно рек - забери ты мою рученьку (вариант: ноженьку) отсюда да положи в ваш монастырь». Контраргументы обворованной стороны, что и их настоятелю намедни было видение, где святой чесал нимб и молил вернуть его мощи обратно, в расчет не принимались.

Тырить мощи не стеснялись даже цари. Не обходилось и без курьезов. Так, в 1655 году царь Алексей Михайлович слезно попросил афонских монахов привезти в Москву для поклонения голову Иоанна Златоуста. И даже написал гарантийное письмо, в котором клялся и божился, что по окончании гастролей вернет реликвию обратно в целости и сохранности. Монахи скрепя сердце согласились: за прокат головы царь заплатил монастырю 2 тысячи рублей - огромные деньги по тем временам. Голову с почестями доставили в столицу, где она была выставлена на всеобщее обозрение и собрала тьму народа.

Видимо, эта тьма и сбила царя с пути истинного. Несмотря на свои обещания, голову он не вернул, решив, что такая полезная вещь самому в хозяйстве пригодится. Афонские монахи время от времени намекали царю, что пора бы прикарманенное вернуть. Так прошло десять лет. Только тогда монахи прибыли в Москву лично, где принялись качать права и трясти гарантийными обязательствами. Однако после того, как глава делегации монах Лука получил от царя 1000 рублей отступного, а остальным было обещано оказывать гуманитарную помощь    по 500 рублей каждые четыре года (к слову, исправно выплачивались до 1735 года), монахи сбавили обороты.

Но подмазали не тех или не всех. Ибо в Москву пришло письмо, в котором монахи сетовали на то, что по чистому недоразумению передали царю-батюшке голову не Иоанна Златоуста, а гораздо менее ценную голову Андрея Кесарийского. Впрочем, царь тоже был не лыком шит. Заподозрив, что его пытаются развести, письму не поверил и голову не вернул.

С тех пор у православных есть целых две настоящих головы Иоанна Златоуста: одна - в Богоявленском соборе Москвы, а вторая - в монастыре на Афоне. И обе очень ценятся и почитаются верующими.

Впрочем, не только русские считают, что одна голова хорошо, а две - лучше. Греки и итальянцы но сей день не могут разобраться с головой Андрея Первозванного. Одна (абсолютно подлинная) голова хранится в Греции, а другая (истинно настоящая) - в Италии.

Купи кирпич

В стремлении укрепить веру паствы, а заодно набить свои кошельки, церковники дошли до откровенного подлога. Речь даже не о чудесных исцелениях страждущих. Самосдувающиеся горбы, подставные слепцы и обезноженные калеки, начинающие после прикосновения к мощам лихо отплясывать брейк святого Витта, были мелочью. На поток поставили изготовление наглядных пособий, которые должны были весомо и зримо подтвердить, что все изложенное в священных книгах - чистая правда.

Истощенный постами мозг церковников выдавал такое, что святые должны были переворачиваться в фобах. Верующим на полном серьезе демонстрировали ступени от лестницы на небо, которую праотец Иаков видел во сне. Сено из яслей, где родился Иисус. А еще - манну небесную, щепки от Ноева ковчега, волосы Богоматери (судя по тому, что в одних храмах лежали черные, а в других белокурые, коричневые и даже рыжие локоны. Богоматерь была шатенкой, брюнеткой и блондинкой одновременно), пот и пуповину Христа, хлеб, которым Христос накормил пять тысяч человек, перо от крыльев архангела Гавриила, копье, которым римский воин проткнул бок распятого Христа, терновый венец, в котором он шел на Голгофу, Христовы сандалии и даже камень, на котором он сидел.

В Италии водной из генуэзских церквей бережно хранится хвост того самого осла, на котором Иисус въехал в Иерусалим. В Испании - голова и перья петуха, который запел, когда апостол Петр отрекся от Христа. Особо ушлые монахи умудрялись впаривать простакам пузырьки с тьмой египетской.

В Германии еще в тридцатые годы прошлого века в главном соборе города Лахсна любой желающий мог полюбоваться на пеленки (странно, что не памперсы), в которые был завернут младенец Иисус. В Иерусалиме - узреть воочию его колыбель. Вторая святая люлька (естественно, тоже самая настоящая) хранится в запасниках Римской церкви.

Именно во времена этого средневекового бума па реликвии и появилась на свет знаменитая Туринская плащаница - кусок полотна, в который был обернут Иисус после снятия его с креста и где остался явственный отпечаток его тела. В наши дни религиозные фанатики и падкие до чудес щизотерики обожают приводить» плащаницу в качестве веского аргумента, что за ними правда и Библия не врет. Меж тем порядочные католические священнослужители (а таких было немало) еще в 14 веке полагали, что это грубая подделка. И не ошибались. Углеродный анализ ткани, сделанный в наши дни, доказал, что церковной реликвии всего 690 лет. Более того, неизвестный умелец умудрился напортачить с ростом Иисуса. С тыльной стороны намалеванное им изображение Иисуса на пять сантиметров превышает рост Иисуса с лица.

Однако Туринская плащаница не апофеоз поповской изобретательности. Французские монахи из ордена святого Бенедикта умудрились приватизировать даже христовы слезы. Несколько веков они демонстрировали пастве слезу, которую Спаситель полторы тысячи лет назад обронил, узнав о смерти праведника Лазаря. Видимо, у монахов была машина времени. Ведь, по логике, в тог момент, когда Иисус заплакал, кто-то из братьев должен был стоять рядом с пробиркой наготове, чтобы взять божественные выделения на анализ.

Неплохие дивиденды приносили церковникам и выделения Богородицы. Около пятидесяти церквей Франции, Испании и Италии страшно гордились тем, что являются хранителями ее молока. У многих было по бидону, а то и по два. Это жутко бесило отца швейцарской реформации Жана Кальвина. В своем «Трактате о реликвиях» он резонно замечает, что если бы святая дева была коровой, то и в этом случае она не в состоянии была бы за всю жизнь дать столько молока. Прав был протестант. Исследование состава драгоценной, веками не скисающей жидкости доказало, что молоко сделано из галактита - разведенного в воде минерала.

Но самый хит священных продаж - гвозди и щепки ох креста и гроба Господня. Древесины, которую демонстрировали в церквях, а также продавали паломникам в качестве сувениров, с лихвой хватило бы на строительство деревянного городка. Гвоздей было и того больше. Даже в наши дни, только по данным официальной статистики католической церкви, в разных местах планеты хранится 1234 (!) гвоздя, которыми был прибит к кресту Спаситель. Видимо, римляне на преступниках не экономили и пришивали их к кресту с помощью строительного пистолета.

Донор Януарий

Потихоньку попами было освоена и высотехнологичная продукция. На рынке появились самовозгорающиеся лампады, самовоспламеняющиеся свечи и мироточащие иконы.

Фокус с самовоспламеняющимися свечами свидетельствует о том, что церковникам была не чужда химия. Сегодня это чудо может показать любой школьник. Чтобы свеча или лампада вспыхнули сами собой, достаточно пропитать фитиль раствором белого фосфора в сероуглероде. Белый фосфор обладает способностью самовозгораться на воздухе» а сероуглерод - какое-то время препятствовать его самовозгоранию. Чтобы заставить христиан ахнуть, священникам просто надо было вычислить с помощью опытов, сколько времени уходит на испарение сероуглерода.

Интереснее с иконами. Чтобы заставить их исправно плакать, источая миро (бальзамическое масло), было разработано несколько технологий. Самая простая; на иконе в районе глаз с обратной стороны выдалбливались две ниши, куда вкладывалось масло, а в зрачках изображения прокалывались иглой крохотные дырочки. Стоило зажечь рядом с такой иконой свечи, как через некоторое время масло - в полном соответствии с законами физики - начинало таять и сочиться из глаз нарисованной Богородицы.

Поскольку иные любопытные (вроде Петра Первого) МОГЛИ запросто раскурочить икону и обнаружить подлог, имелись способы и потоньше. Доску щедро пропитывали маслом. Кдваона просыхала, ее покрывали краской, не забыв проделать в зрачках микроскопические дырочки. Тогда при повышении температуры начинала потеть слезами уже доска.

По мере развития научно-технического прогресса появлялись и более продвинутые штуки. Некоторые из них пережили века и но сей день исправно демонстрируют верующим чудеса. Самое известное из них - католическая святыня под леденящим душу названием - «Кровь святого Януария».

Святой Януарий жил в 4 веке при императоре Диоклетиане. Работал епископом. Сеял разумное, доброе, вечное, пока не попал под раздачу во времена гонений на христианство и не был приговорен к смерти. По легенде, император распорядился бросить его в огонь, но епископ оказался жаростойким. Горел три дня, а затем вышел из пламени еще краше.

Император, однако, не офигел и не покаялся. И от намерений угробить Януария не отказался: велел бросить на растерзание диким зверям. Однако епископ и здесь выкрутился» доказав, что стойкий в своих убеждениях христианин - дрессировщик покруче братьев Запашных. Звери его есть отказались и принялись дружно лизать Януарию ноги. Пораженный этим цирком, император решил больше не выпендриваться и укокошил Януария по старинке: ему отрубили голову. Успешно.

Очень кстати на месте казни оказалась некая женщина с бутылками (видимо, шла сдавать в «Стеклотару», но задержалась полюбоваться казнью), которая проворно наполнила их кровью казненного. Набралось на две склянки. Так христианская церковь обрела кровь святого Януария. И хотя одна склянка уже не работает, вторая - исправно чудит.

Выглядит кровь святого как красно-бурый порошок, заключенный в стеклянный герметично запечатанной окаменевшей замазкой сосуд. Три раза в год его демонстрируют верующим в кафедральном соборе Неаполя. Прочтя молитву, епископ берег склянку с кровью и начинает ее трясти, после чего происходит чудо - порошок превращается в жидкость, а публика замирает в религиозном экстазе и возносит молитвы. Через сутки пенная красная жидкость превращается обратно в порошок - до следующего представления.

Ученым всегда было интересно, какая именно химическая реакция лежит в основе этих метаморфоз. Ясно было, что реакцию эту запускает встряхивание сосуда. Но поскольку Ватикан наотрез отказался предоставить в распоряжение науки даже каплю Януариевой крови, химикам пришлось изобрести чудо заново.

В 90-х годах ученые сотворили тиксо-тропную пасту, которая от тряски превращалась в жидкость. Точь-в-точь как кровь Януария. Паста состояла из воды, хлорида натрия, карбоната кальция и одной разновидности хлорного железа. С водой в 14 веке (а именно тогда, полежав больше тысячи лет после смерти Януария, его кровь впервые явила чудо) проблем не было. Вполне доступен был и хлорид натрия - это обычная поваренная соль. Нa роль карбоната кальция вполне годились скорлупа, толченые ракушки или мел. А вот где церковники могли взять хлорид железа - еще одну составляющую этой реакции? В чистом виде сей минерал в Италии не встречается. Церковники довольно потирали руки и продолжали талдычить о чуде.

Однако химики оказались упертыми ребятами. Они принялись искать природный источник хлорного железа, который был бы доступен в 14 веке. Долго копали, но добились своего. Искомое вещество лежало на лавовых полях, осгавшихся после извержения Везувия. Вот где церковники порылись!

Ученые вновь попросили Ватикан дать на анализ каплю крови святого Януярия. Но папа и em приспешники, как несложно догадаться, снова показали жирный кукиш, заявив, что не позволят безбожникам лапать святыню. Между тем находка на Везувии прекрасно объясняет причину поломки второй бутылочки с кровью святого. Из-за недостаточной герметичности в ней просто высох реагент.

Откройте и обрящете

Из всех христианских правителей в подлинности мощей не боялся сомневаться лишь Петр Первый. Он - единственный, кто боролся с контрафактом и приказывал священникам изымать из обращения явные ПОДДСЛКИ. В частности, Духовный Регламент 1721 года предписывал духовенству: «О мощах святых, где какпя явятся бытьсумнительныя, розыскивать: много бо и о сем наплутано. На пример, предлагаются чуждыя нския: Святаго первому-ченика Стефана тело лежит и в Венеции на предградии, в монастыре Бенедиктинском, в церкви святаго Георгия, и в Риме в загородной церкви святаго Лаврентия; тако ж много гвоздей креста Господня, и много млека Пресвятыя Богородицы по Италии, и иных сим подобных без числа. Смотреть же, нет ли и у Нас такого безделия?»

Самый мощный удар по отлаженному, бесперебойно работавшему церковному бизнесу нанесла советская власть. Вскоре после революции большевиками в рамках антирелигиозной пропаганды была проведена беспрецедентная операция по разоблачению векового мошенничества.

Восьмому отделу Народного комиссариата юстиции приказали вскрыть десятки гробниц с мощами святых угодников. Причем вскрытие полагалось проводить в присутствии духовенства и народа, снимать на кинопленку, тщательно протоколировать - и чтобы свидетели все увиденное подписали.

Результаты озадачили даже самих церковников. Из шестидесяти трех вскрытых гробниц мумифицированные трупы оказались всего в шестнадцати. Некоторые раки были пусты. А в сорока пяти вместо нетленных мощей обнаружились битые кирпичи, труха, куски угля, ржавые гвозди, непонятно чьи сгнившие кости, вата, восковые и картонные куклы и даже такие странные находки, как значащиеся в описи «туфли женские» и «банка фиксатуры фирмы «Брокар».

Казалось бы, какие еще нужны доказательства? Однако оказалось, что церкви эти разоблачения что слону дробина. Мощи, целиком и по кусочкам, гвозди и щепки от Гроба Господня, кровь и прочие выделения Святого семейства благополучно пережили советскую власть и приносят доход поныне. «Чудо - это ловкость рук или ошибка эксперимента», - говаривали братья Стругацкие. Церковь с них смеется. Чудо - это доходнейший бизнес, защищенный от любого форс-мажора идиотизмом потребителей.

Текст: Дмитрий Дычковский
Фото: CORBIS

Патрон  Декабрь-Январь 2012

 

9 tocek