Атлас, Города и страны, моря и океаны. Вокруг Света, Тайны ХХ века, Целый мир в твоих руках

Камни Лухуми

Камни Лухуми - 5.0 out of 5 based on 1 vote
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

kamni luhumiМеня всегда манила горная глубинка За­падной Грузии — экзотические красоты отрогов Большого Кавказа и жители тех мест с их характерами, укладом жизни, обычаями, само зву­чание грузинской речи. «Увези меня в Грузию, друг... Пусть я буду дыханием холмов ее освежен, пусть я буду объят, опоен ее долей и волей» (Давид Самойлов). Мечты приобрели кон­кретность планов, когда, будучи еще и заядлым коллекционе­ром минералов, я решил съездить|на Лухумское мышьяковое месторождение в верховьях горной реки Лухунисцкали. И, побывав там однажды в 1975 году, не упускал случая приехать снова, уже в 80-е.

Кроме красот окружающей природы, Лухумское место­рождение привлекало двумя интересными и красивыми минералами: аурипигментом As2S3 и реальгаром As4S4 (от арабского «рахдж аль гхар» — рудная пыль) — главными природными сульфидами мышьяка. Между ними немало общего. Оба некогда выпали из остывавших гидротермаль­ных растворов — сначала аурипигмент, следом реальгар. В структурах их моноклинных кристаллов (см. рис.) важную роль играют вандерваальсовы связи, и минералоги относят их к молекулярному типу. В кристаллической структуре ау-рипигмента каждый атом мышьяка связан с тремя атомами серы, а каждый атом серы — с двумя атомами мышьяка; этот «компенсированный» слой и есть как бы одна гигантская молекула. Со смежными слоями-молекулами она связана слабыми вандерваальсовы ми связями Межслойная граница, как наиболее слабое место в кристалле, задает направление совершенной спайности, по которому кристалл аурипигмента, подобно слюде, легко расщепляется на сколь угодно тонкие пластинки и листочки. А реальгар уже без всяких условностей относится к молекулярному типу: островки восьмиатомных молекул As^ удерживаются вместе только за счет вандерваальсовых связей. Эта особенность опре­деляет низкую твердость (1,5—2 по шкале Мооса) и легко­плавкость (температура плавления 310°С) обоих минералов. На Лухумском месторождении аурипигмент и реальгар часто встречаются вместе.

При всей общности строения и свойств эти два минерала отличаются друг от друга формой и цветом кристаллов, и кошенильно-красный реальгар гармонично дополняет ярко-желтый аурипигмент в общих штуфах.

В общем, решено: едем! Старенький автобус, выбравшись из лабиринта улочек Кутаиси, катит по правому берегу Рио-ни, мимо грандиозных обнажений горных пород на другом берегу, до райцентра Амбролаури. Там можно сесть на местный рейсовый автобус и через час оказаться в селе Урави, ближайшем к месторождению населенном пункте. Здесь располагается потребитель лухумской продукции — Рачинский химический завод. Сверхчистое производство — и каждые полчаса по улицам села проезжает поливалка, прибивая пыль. Отсюда, вверх по ущелью Лухунисцкали, — путь на рудник «Лухуми». Но путешествие туда возможно лишь завтра утром, а пока что нас встречают объятия нашего старого приятеля Резо и дружеское застолье. Рассказывать о грузинском застолье нет смысла: если вам довелось, вы и так все знаете, а если еще нет — все равно не поймете; зато у вас все впереди. Добавлю только, что дело происходит в Верхней Раче (фото 1), той области Грузии, которая особенно славится горными красотами, гостеприимством и дружелю­бием своего народа. И еще: в здешних местах, где-нибудь в глухой горной деревушке, случается, встретишыдарственную старуху или ослепительную юную красавицу — и замрешь как завороженный, такое даже в Грузии увидишь не каждый день.

Для тех, кто не знает: Лухуми — это еще и имя легендар­ного грузинского богатыря, персонажа «Лашарелы» Григола Абашидзе, хроники XIII века. Бертольт Брехт тоже упомянул Лухуми в «Кавказском меловом круге». Встречается это имя и в современной Грузии.

Наутро Резо сообщает, что в Лухуми поедет за рудой гру­зовичок. Другого транспорта нет и не предвидится, пешком далеко — километров тридцать, и мы быстро собираемся.

Дорога на рудник — ритуал и отдельная песня. (Впрочем, будет и песня.) В кузов набиваются попутчики: кто на покос, кто на охоту, кто на дальнее пастбище. Все всё знают друг про друга; шутки, смех, веселые подначки... На полпути — привал с непременным возлиянием. А когда собираются вместе несколько знакомых мужчин и легкий алкогольный градус настраивает на торжественный лад, тогда и раздается среди величественной природы непередаваемое грузинское многоголосие.

Но вот компания забирается обратно в кузов, и грузовичок осторожнопробираетсядальше по узкой полочке, вырублен­ной в крутом склоне ущелья. Где-то далеко внизу под кручей— серьезная река Лухунисцкали; красота вокруг несказанная, на противоположном склоне медведица играет с медвежатами. Дорога тупиковая, состояние ее не из лучших, и, стоя в кузове, с непривычки испытываешь острые ощущения.

Но вот и рудник — маленькое здание из дикого камня на мыске между совсем скромной здесь Лухунисцкали и левым ее притоком Маднисгели - «рудной речушкой». Здесь живут горняки — пятнадцать — двадцать жителей окрестных сел, в том числе знаменитой Хванчкары.

Трудяги, за выходные дни они успевают еще что-нибудь сделать в своих садах и вино­градниках. Рудник работает только в теплое время года. В апреле несколько человек покрепче добираются сюда пеш­ком — за зиму дорогу перекрывают камнепады — и приводят в порядок домик, угол которого каждую весну сносят бурные паводки Лухунисцкали. Затем бульдозер расчищает завалы, и можно работать. С началом осенних снегопадов дорога снова становится непроезжей, и рудник консервируют до следующей весны.

Но вернемся в день нынешний. Для начала отправляемся вверх по течению в каньон Лухунисцкали, в бортах которого видны друзовые полости кварц-карбонатных жил. Из них можно извлечь прелестные образцы кальцита — природного карбоната кальция СаС03, иногда с россыпью мелких водяно-прозрачных иголочек кварца Изредка попа­даются таблитчатые кристаллики апатита Са5(Р04)3Р. Но природа отпускает на наши развлечения мало времени: в середине дня наверху начинаются дожди и прибывающая вода быстро затапливает узкий каньон, отрезая путь к от­ступлению. Надо успеть унести ноги.

На следующее утро вместе со сменой горняков подни­маемся по ущелью Маднисгели к входу в штольню. Здесь уже нет почти никакой растительности, речку перекрывает снежный мост. Высота чуть больше 2000 метров, дышится легко, и, как всегда, испытываешь радостное возбуждение перед вступлением в подземные кладовые. Правда, за много раз лишь дважды мне повезло на классные образцы. Но... может быть, где-то в сторонке уже лежат накрытые тряпочкой роскошные штуфы. «Почему же не сбросили в рудоспуск?» — «Красиво, как бросишь? Бери, если нравится...» Чувство красоты у здешних людей в крови, редкие эффектные образ­цы аурипигмента бережно извлекают и хранят отдельно или отвозят домой. Без ясной цели, просто полюбоваться самим и при случае порадовать других. Реальгар встречается реже, обычно это отдельные призматические кристаллики поверх кристаллов аурипигмента.

Но как-то раз горный мастер повел нас в отработанную камеру: «Там что-то сверкает наверху». Расш ирив отверстие в потолке, мы и в самом деле увидели в трещинах крепкой породы множество кристаллов реальгара. Этот минерал требует особенно деликатного обращения. Он чрезвычайно непрочен и не выносит резкого энергетического — теплового или светового воздействия. Увы, нам не оставалось ничего другого, как расшатывать эти огромные глыбы и давать им обрушиваться. А вот препарировать их приходилось почти вслепую: стоило присмотреться к кристаллам в свете шах­терской лампочки, как они с треском разлетались на осколки.

Блоки с уцелевшими кристаллами мы накрывали своими штормовками и постепенно, в течение нескольких часов, переносили их все ближе к устью штольни, давая кристаллам «акклиматизироваться». Эти предосторожности сберегли нам немало крупных образцов, достойных коллекций и музеев.

Кристаллы лухумского реальгара удивительно элегантны: насыщенный огненно-красный цвет и алмазный блеск гар­монично сочетаются с прозрачностью и четкостью кристал­лических форм.

В другой раз нам удалось найти стенку с «продушинами», то есть полостями, давшими отличные образцы аурипигмен-та — друзы и сростки долотообразных кристаллов, сферолиты радиусом до 3—4 см.

Лухумское месторождение открыто около ста лет назад. В Верхней Раче рассказывают, что аурипигмент случайно обнаружил один местный охотник («очень хороший охотник, лучший охотник в Грузии!»). В селе готовились к свадьбе, и ему заказали тура для свадебного стола. Целый день он бро­дил по горам, но добыть тура удалось только к вечеру. Стало уже темно, охотникустал и решил вернуться домой, адобычу забрать утром. А наутро возле тура сверкало золото... Не зря же минерал назвали аурипигментом — «золотой краской».

Предание относит это событие к началу прошлого столетия; первое литературное упоминание о проявлении здесь мине­ралов мышьяка появилось в 1919 году. В1930 году сюда была направлена геологоразведочная партия, а спустя два года месторождение передали в эксплуатацию, не дожидаясь окончания разведочных работ.

Уже тогда количество мышьяковых руд, извлеченных по­путно и накопленных в отвалах, превышало потребности народного хозяйства в мышьяке. Чем же объяснялась такая спешка в освоении этого далеко не самого перспективного месторождения? Лухумские аурипигменты и реальгары столь восхитили открывателей, что возникла идея разрабатывать месторождение на коммерческий коллекционный материал. Но главным было другое: мышьяк требовался для произ­водства боевых отравляющих веществ. Впрочем, Лухумское месторождение внесло в эту гонку довольно скромный вклад; так, в 1936 году оно дало чуть больше 4% произведенного в СССР мышьяка.

С запрещением химического оружия потребность в мы­шьяке сократилась и в настоящее время удовлетворяется в основном за счет отходов от переработки руд цветных металлов. Однако с развитием микроэлектроники возникла нужда в небольших количествах очень чистого мышьяка, и тогда вспомнили об уникальной особенности лухумских мышьяковых минералов — чистоте их химического состава. Эксплуатировать месторождение оказалось выгоднее, чем тратиться на очистку мышьяка из других мест

 

Кандидат технических наук
Б.3.Кантор
Химия и Жизнь №9 2011