Атлас, Города и страны, моря и океаны. Вокруг Света, Тайны ХХ века, Целый мир в твоих руках

Ревущие В Туглях

Ревущие В Туглях - 5.0 out of 5 based on 1 vote
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 

Revucshie V TuglyahУвидеть воочию тугайный лес — настоящее везение для биолога. Тугаи — уникальные природные комплексы, возникающие вдоль низких берегов крупных рек, протекающих через среднеазиатские пустыни. Густые леса, состоящие из тополей всего лишь двух видов, перемежаются обширными полянами, покрытыми кустарником и травой. Многие здешние пейзажи напоминают африканские галерейные леса, и, как в Африке, здесь тоже можно услышать топот и трубный рёв стада... но только не слонов, а оленей!

В этих местах олени жили уже в те далёкие времена, когда их нигде больше на Земле не было. Палеонтологическая летопись и данные генетики показывают, что эволюция благородных оленей началась отсюда около двух миллионов лет назад. Затем часть оленей пошла на запад в Европу, а часть — на восток в Азию, в Сибирь и дальше через Берингийский мост в Северную Америку. Так олени распространились по всему Северному полушарию. Однако часть из них никуда не уходила, а осталась жить в центре происхождения вида. Потомки этих оленей и сейчас обитают в тугайных лесах по берегам реки Амударьи и её старых русел.

Revucshie V Tuglyah 1Гон у бухарских оленей начинается осенью, и тогда тугаи оглашаются громкими рёвами самцов. Хотя некоторые самцы начинают кричать уже со второй половины августа, всё же лучшее время услышать гонные крики — сентябрь, когда в брачный период вступают большинство готовых к размножению животных. Ревут только взрослые самцы. Молодые олени молчаливы, но не потому, что не умеют петь. Просто их врождённые вокальные способности как бы дремлют до первого брачного сезона. Взрослые самцы во время гона становятся крайне агрессивными к соперникам за внимание самок. Молодой самец, решивший поупражняться в пении в присутствии взрослых самцов, может быть воспринят как конкурент. Для ещё неокрепшего молодого животного бросать преждевременный вызов матёрым самцам очень опасно.

Жаркие сентябрьские дни в тугаях скорее подходят для сиесты, чем для активных вокальных демонстраций. Поэтому самцы начинают кричать из-за деревьев, окружающих поляны, на которых проходит гон, только примерно с пяти часов вечера. Если прийти в это время, то впечатление такое, будто входишь в зрительный зал, где музыканты настраивают свои инструменты перед представлением. С разных сторон доносятся разнообразные распевки, звучащие то как флейта, то как тромбон. Это подготовка к вечернему концерту. Некоторое время спустя самцы начинают кричать со всех сторон в полный голос, перекликаясь и стараясь перекричать друг друга, и так продолжают до темноты.

Некоторые самцы кричат и ночью, хотя более редко. При этом они жертвуют ночным отдыхом, зато тогда их голос лучше слышен, поскольку реже перекрывается криками других самцов. Кроме того, по ночам обычно стихает ветер, который сильно мешает распространению криков оленей. Особенно далеко разносятся звуки над водой. В ответ на крики самцов часто слышится всплеск — это самки переходят вброд старое русло Амударьи и выходят на противоположный берег, где самец приветствует приблизившуюся олениху громким рёвом.

Однако большинство самцов всё же делают ночной перерыв до следующего пика вокальной активности, который начинается на рассвете и длится всё утро до наступления жары. Общее впечатление от криков бухарских оленей — они очень разнообразны. Некоторые чистые, флейтовые. Другие скрипучие, хриплые, диссонансные, настоящий кошачий концерт. Встречаются и такие самцы, которые ревут, как быки. Есть сильное искушение так их и называть: «флейтисты», «скрипуны» и «ревуны». В этом разнообразии звуков даже очень привередливым самкам есть из чего выбирать. Часто кажется, что самцы стараются отвечать друг другу одинаковыми криками: флейтовыми — на флейтовые, а скрипучими — на скрипучие. Но когда кричат много животных, это может быть всего лишь впечатлением. Исследования московских зоологов А. А.Никольского и О. Б. Переладовой показали, что, в отличие от флейтовых, скрипучие крики представляют собой не отдельные звуки, а как бы два разных звука, производимых одновременно. Нечто вроде знаменитого тувинского горлового пения.

На большинстве участков леса олени не задерживаются, а просто проходят мимо или пасутся, огибая бурелом. Пересекать открытые места и дороги они боятся и стараются делать это как можно быстрее. Но вот поляны, на которых проходит гон, узнать очень легко. Деревья на них растут разреженно; подлесок, трава и листовой опад отсутствуют, а грунт полностью разбит, превращен в толстый слой пылевидной земли. Проходящий по такой поляне человек проваливается в грунт по щиколотку, а бегущий олень подымает целый фонтан пыли. В этой пыли олени ещё и купаются, не только освобождаясь таким образом от блох и клещей, но и явно получая массу удовольствия.

Для того чтобы наблюдать за оленями, совсем не обязательно строить специальное укрытие. Достаточно просто затаиться в кустах, но сидеть при этом тихо, почти неподвижно. Заметив человека, олень начинает лаять очень похоже на собаку. Такие серии лая свидетельствуют о настороженности и тревоге. Если олень близко, лай звучит так громко, что заставляет вздрогнуть незадачливого наблюдателя. Услышав чужой лай, олень предпочитает зайти за дерево и оттуда наблюдать за подозрительным человеком. Это досадно, потому что, хотя олень и остаётся поблизости, сделать хорошую фотографию уже не получится. Некоторые наиболее любопытные олени долго бродят вокруг, либо принюхиваясь, либо продолжая облаивать. Более осторожные всё же отходят подальше, убегают нечасто, по-видимому не считая человека особенно опасным. К тому же самцу оленя с его огромными рогами не так-то легко быстро бегать среди деревьев — недолго и застрять где-нибудь между стволами.

Но иногда олени теряют осторожность и практически не замечают находящегося рядом человека. Это бывает, когда центр гона буквально «накатывается» на наблюдателя и на одну из гонных полян с топотом и рёвом выбегает большая группа, иногда из более чем десяти самцов и множества самок вместе с их подросшими с весны оленятами. Все в зарослях двигаются, бегают, кричат, топают, гоняются друг за другом. Слышны удары по деревьям, одни бодают кусты, а другие просто ходят, может быть, уже устав выяснять между собой отношения. В таких гонных группах иногда кричат и самки.

Для самцов оленей крики — не только способ привлечь самок, но ещё и средство ритуальной борьбы с соперниками. Часто вокальная дуэль позволяет избежать прямого боя, поскольку красота и неутомимость голоса свидетельствуют о силе и здоровье самца в брачный период. Соперники знают, что с обладателем такого голоса лучше не конфликтовать, и предпочитают заблаговременно удалиться, не ввязываясь в драку, которую заведомо проиграют. Но и сильному самцу предпочтительнее соперничать при помощи криков, а не драться даже с более слабым соперником. Если дело доходит до настоящей драки, олени рискуют получить раны, которые в лучшем случае заживают в виде боевых шрамов, но могут быть и смертельно опасными. Поэтому, если обмена вокальными угрозами недостаточно и схватка всё же неизбежна, самцы и здесь предпочитают бескровный вариант. Для этого они выбирают какое-нибудь дерево и бодаютего одновременно с противоположных сторон. При таком поединке страдает больше всего дерево, а не животные, хотя рога могут и сломаться. Жизнь и здоровье оленя вне опасности, однако в этом сезоне такой самец уже размножаться не будет. Самцы с одним сломанным рогом, даже еслиоченьсильны, не могутсоперничатьс теми, у которых сохранились оба рога.

Олени по большей части кричат стоя, вытянув шею и подняв голову. Такие крики разносятся на большое расстояние. Но долго и громко кричать— нелёгкая работа. Когда животные сильно устают, они ложатся и пытаются кричать лёжа. При этом голос звучит лениво, и звуки получаются довольно тихие. А после особенно изнурительных вокальных турниров даже и такие крики не всегда удаются. У сильно утомлённого оленя попытки закричать заканчиваются всего лишь тихим шипом, а иногда видно, что гортань отдёргивается вниз, не производя вообще никаких звуков.

Вечереет. Гон начинает стихать, хотя вокруг ещё звучат ближние и дальние крики. Но многие уже проходят мимо без криков. Один подошёл сзади совсем близко к неподвижно сидящему наблюдателю. Ощущается, как он дышит в спину. Спереди выходит самец с гаремом из нескольких самок. Крики уже доносятся только издалека.

Рядом по оленьей тропе деловито пробегает шакал и, заметив человека только с пяти метров, резко сворачивает в сторону. Темнеет всё больше, и над лесом прокатывается леденящий душу вой. Это большая стая шакалов выходит охотиться на оленей. Шакалы невелики по размерам и в одиночку способны добыть только самую мелкую жертву. Хотя одиночного шакала можно встретить и ранним утром, и в течение дня, вечером они собираются в стаю и выходят на коллективную охоту. Громкий вой служит шакалам сигналом для сбора и единения стаи, а оленей заставляет насторожиться. Особенно осторожны самки. Ведь хотя даже стае шакалов не под силу загнать взрослого здорового оленя, стая вполне способна охотиться на оленят.

Гон замирает, и гаремные группы оленей, включающие самца, нескольких самок и их подросших оленят, отправляются на свои лесные ночёвки по многим параллельным тропам, пересекающим высохшие каналы. По этим же пыльным оленьим тропам отправляемся на ночлег и мы, усталые после долгого дня наблюдений и полные впечатлений. Но в лагере нас ждёт сюрприз. От припасённых на вечер арбузов не осталось даже корок, всё съели олени. Что ж, видимо, наши музыканты таким образом взяли с нас плату за свой прекрасный концерт

Кандидаты биологических наук Илья и Елена ВОЛОДИНЫ (биологический факультет МГУ и Московский зоопарк),
Доктор философии Роланд ФРАЙ (Институт биологии животных в природе и неволе, Берлин).

Наука и Жизнь №7 (июль 2012)