Атлас, Города и страны, моря и океаны. Вокруг Света, Тайны ХХ века, Целый мир в твоих руках

Сокровища Гуннов На Курской Земле

Сокровища Гуннов На Курской Земле - 5.0 out of 5 based on 4 votes
Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 

Sokrovicsha Gunnov Грозная эпоха Великого переселения народов оставила яркие следы на землях современной Курской области. Памятники Черняховской культуры, относящиеся к рубежу IV — началу V века н.э., впервые обнаружены в Обоянском уезде в середине XIX века.

Вещи — массивная золотая шейная гривна, более полусотни золотых нашивных бляшек и стеклянная чаша — были найдены малолетними детьми государственных крестьян Савенковых близ села Паники. Известие о находке, получившей название «Обоянский клад», опубликовано в «Курских губернских ведомостях» за 1849 год под рубрикой «О найденных вещах».

Газета предлагала лицам, утерявшим эти ценные предметы, явиться за ними в губернское правление, предъявив доказательства своих прав на них. Разумеется, таковых лиц в губернии не оказалось. Ныне эти находки хранятся в Государственном Историческом музее в Москве.

А в начале XX века у села Большой Каменец (Льговский уезд, ныне Болыиесол-датский район) на реке Суд-же найдены ещё два богатых клада. В одном из них обнаружены серебряный кувшин с изображением греческих муз, серебряная бляха-фалар от конской упряжи, ведро из позолоченной бронзы, золотые гривна, кольцо и два браслета, а также стеклянные кубок и блюдо. Не менее ценные вещи содержал и второй клад.

Обстоятельства находки этих Старосуджанских кладов сами по себе представляют немалый интерес. 29 октября 1927 года возвращавшиеся из школы Ефим Ефремов и Никита Комов заметили странный блеск в осыпавшемся склоне оврага, в котором берёт начало река Суджа. Подобравшись ближе, они увидели, что из земли торчит желтоватый обруч. Потянув за него, дети извлекли золотую шейную гривну с медальоном, инкрустированным гранатами и зелёным стеклом. Вслед за гривной на свет показалась и золотая цепь длиной 2,5 м, которую мальчишки сообща потащили волоком по деревенской улице. Это, разумеется, привлекло внимание взрослых, которые вскоре собрались на месте находки с лопатами в руках.

В результате из земли были извлечены два массивных золотых браслета с замками в виде змеиных голов. Весть о найденных сокровищах породила в селе настоящую «золотую лихорадку» — раскопки были настолько активны, что ещё в 1960-е годы на месте находки зияла глубокая глиняная промоина. Поросшие бурьяном отвалы и рытвины видны там и по сей день.

Браслеты тайно продали перекупщикам, а гривна с цепью были конфискованы милицией и попали во Льговский уисполком, где сокровища по весу металла оценили примерно в 3000 рублей. Вскоре о каменецкой находке сообщили в Оружейную палату. В феврале 1928 года из Москвы за найденными предметами командировали группу научных сотрудников, но во Льгове они столкнулись с упорным сопротивлением местных властей, решивших продать находки и построить в Большом Каменце новую школу или оставить их в мест-ном краеведческом музее.

Директор местного музея А. И. Плютто предлагал продать ценные находки «в один из столичных музеев», а вырученные средства пустить на музейные нужды (выделив рублей сто в качестве награды детям, нашедшим сокровища). В экспозицию же Льговского музея вместо оригиналов планировалось поместить «медную модель обруча и цепи». В любом случае никто не собирался безвозмездно расставаться с этой неожиданной и такой многообещающей находкой. Лишь вмешательство Нар-компроса РСФСР и лично коменданта Кремля сломило упрямство уездных руководителей, передавших наконец найденные в Большом Каменце сокровища московским учёным.

Между тем в ходе общения сотрудников Оружейной палаты с жителями Большого Каменца вскрылись новые интересные подробности. Во-первых, стало известно о проданных перекупщикам браслетах, а во-вторых, оказалось, что подобные вещи уже попадали в руки крестьян около десяти лет назад. К делу срочно подключился Курский уголовный розыск.

Браслеты скоро нашли и передали властям. А тем временем крестьяне, охотно делившиеся воспоминаниями с оперативниками, поведали следующую историю. Весной 1919 года один из местных жителей добывал камень для своих строительных нужд. Рядом стояла запряжённая телега, в которую он складывал выломанные куски. Вдруг лошадь по шею провалилась во внезапно образовавшуюся яму, из которой извлечь её стоило огромных усилий. Заглянув в провал, крестьянин ничего там не обнаружил, кроме земли, глины и кусков камня. Но через несколько дней игравшие около протекавшего поблизости родника дети увидели, как из наполненной водой ямы течение выносит множество тонких золотых блёсток. Ребята стали копаться в грязи и нашли серебряную бляху-фалар, прикрывавшую горлышко стоявшего в бронзовом ведре серебряного кувшина. Вскоре к месту находки подоспели и взрослые. «Крестьяне копали долго и неоднократно принимались за раскопки и позже. Ими было срыто значительное число кубов земли, так что даже профиль места совершенно изменился», — писал после своей поездки в Большой Каменец профессор Л. А. Мацулевич. Кладоискатели нашли множество уникальных предметов. О том, что в древнем захоронении обнаружены предметы из золота и серебра, знал весьма ограниченный круг лиц. Камни склепа использовали как строительный материал. Найденные в яме кости и бронзовое ведро, не имевшие в глазах крестьян никакой ценности, были разломаны и выброшены. Серебряный фалар применялся для тушения самоварных углей, стеклянные «стакан» и «блюдце», пока не разбились, использовали при чаепитиях, золотой перстень переделали по руке одного из кладоискателей, а серебряный кувшин, гривну и браслеты из золота продали перекупщикам.

Лишь благодаря усердной и кропотливой работе учёных, сотрудников милиции и органов власти удалось спасти часть вещей из первого Старосуджанского клада — фалар, кувшин, блёстки и обломок ведра хранятся теперь в Оружейной палате Московского Кремля.

Севернее Курска, неподалёку от Орла, в 1939 году также было обнаружено захоронение, откуда происходили фибулы, покрытые золотыми пластинами с гранатами, меч в золотых обкладках и римский золотой перстень. Однако этот комплекс оказался утерян в годы войны. Подобные вещи найдены и чуть южнее — близ украинского села Жигайловка в Сумской области.

И вот летом 2010 года у села Волниковка Фа-тежского района Курской области — новая находка. Её место — ничем не примечательный склон мыса одного из оврагов, по дну которого протекает небольшой ручей, впадающий в речку Усожу, приток реки Свапы. В конце 1980-х годов сюда был выведен многокилометровый трубопровод, проложенный для стока отходов сахарного завода. Строительная техника разрушила древнее погребение, и тогда же строители и местные жители нашли погнутый меч и фрагменты тиснёной золотой фольги. К сожалению, люди, нашедшие эти предметы, предпочли не делиться информацией ни с музейщиками, ни с органами власти. Весной 2010 года бывший житель соседней деревни, промышлявший теперь «чёрным копательством», забрёл по старой памяти на это место. Вооружённый металлоискателем, он быстро обнаружил множество ценных предметов. Правда, интересовал кладоискателя лишь определённый набор вещей, которые можно было бы выгодно продать. Поэтому кости, осколки стекла и фрагменты железных изделий он попросту выбрасывал. Ну а для придания находкам надлежащего «товарного вида» использовал антикоррозийную автомобильную жидкость. Сбыв перекупщику первую партию «товара», кладоискатель приступил к планомерным раскопкам.

Между тем сведения о необычных находках и о планируемой продаже их за границу дошли вначале до Курского государственного областного музея археологии, а затем и до сотрудников ФСБ. В результате проведённой правоохранительными органами операции.личности «находчика» и перекупщика были установлены, сами они задержаны, а уникальная коллекция изъята и передана курским археологам. Сотрудники Курского музея археологии и Среднесеймин-ской экспедиции Института археологии РАН под руководством О. А. Радюша выехали на место раскопок. В результате обследования местности нашли детали серебряной и позолоченной ременных гарнитур, обломки сосуда из синего стекла, а также кости лошади и сильно истлевшие фрагменты трубчатых костей человека. К сожалению, остатков погребальной камеры обнаружить не удалось — вероятно, её полностью разрушили в ходе строительных работ и последующих грабительских раскопок.

В захоронении находились останки воина и его боевого коня в богатой сбруе. Всего найдено более трёхсот предметов. Среди них два меча в ножнах, обитых золотом, которые крепились к ремням с серебряными и позолоченными накладками. Пряжки украшены вставками из гранатов и цветного стекла, а золотые щитки трех ременных пряжек — мозаикой из гранатов и зелёного стекла в стиле клуазоне (перегородчатая эмаль). В подобном стиле выполнены детали конской сбруи, ножны и рукоять одного из мечей, навершие которого украшено крупной янтарной бусиной. Перекрестье и на-вершие второго меча имеют гранатовые вставки-кабошоны. В захоронении найдены обломки железных псалиев с серебряными окончаниями, ремённые обоймы, пряжки и массивные колокольчики. Многие предметы изготовлены из серебра или латуни с позолотой и украшены чеканным орнаментом. Данный набор вещей характерен для конца ГУ — середины V столетия.

Следует отметить, что Вол-никовская находка демонстрирует примечательное смешение стилей. Обнаруженные вещи имеют множество аналогий и в Северном Причерноморье, и на Кавказе, и в Центральной и Западной Европе. Всё это говорит о сложных этнических и культурных контактах, происходивших в ту далёкую эпоху на Курской земле.

Особенно важно, что находка у села Волниковка—самая северная для целого ряда подобных вещей, что позволяет значительно расширить представления об исторических процессах, происходивших на территории нашей страны в IV—V веках. Сами же изделия, по оценке специалистов, выполнены на высочайшем профессиональном уровне, квалифицированными ювелирами, с использованием разнообразных техник — перегородчатой эмали, скани, зерни. Вещи подобного уровня не представлены в таком количестве ни в одном из музеев России. Находка отражает престижную моду, распространённую среди представителей воинской элиты варварского общества.

Кому же могли принадлежать эти сокровища?
Во второй половине IV века на территории нынешней Курской области проживали праславяне, оставившие памятники киевской культуры, и полиэтничные носители Черняховской культуры. Сопоставление данных археологии и сведений письменных источников приводит к мнению о том, что эти земли входили в тот период в состав легендарной готской «державы Германариха». По уверениям готского историка Иордана, этоткороль, «благороднейший из [рода] Амалов ... покорил много весьма воинственных северных племён и заставил их повиноваться своим законам». Однако он оказался не в состоянии противостоять нашествию гуннов. «Поражённый силой этой внезапной бури, Германарих в течение долгого времени старался дать им решительный отпор и отбиться отних; нотаккакмолва всё более усиливала ужас надвинувшихся бедствий, то он положил конец страху перед великими опасностями добровольной смертью»—так описывает разгром восточных готов и начало гибели Черняховской культуры римский историк Аммиан Марцеллин.

Гибель старого короля около 375 года помогла гуннам нанести поражение остроготам и частично захватить их земли.
В ближайшей округе Вол-никовки выявлено несколько памятников, относящихся к финалу Черняховской культуры. В основном это кратковременные поселения, вероятно окончательно погибшие в первой четверти V века. Письменные источники сообщают, что после разгрома гуннами остроготы Германариха, в отличие от своих западных сородичей, остались на своей земле, хотя и «подчинённые власти гуннов». Обломками державы управляло несколько королей из рода Амалов — родственников Германариха. Именно в пределах их владений и обнаружены сокровища.

Как полагает О. А. Радюш, концентрация погребений на территории Верхнего Посемья (верхнее течение реки Сейм) вполне может подтверждать предположения о существовании здесь в IV—V веках н.э. варварских «королевств» — военно-политических объединений, образовавшихся после гуннского вторжения и разгрома «державы Германариха». Выявление в данном регионе локальной группы поселений финала Черняховской культуры, по всей видимости синхронных «княжеским» погребениям, придаёт особую важность этим находкам, позволяя изучать их комплексно.

Память о событиях рубежа ГУ—V веков, н.э. долго жила в устной традиции разных народов, отзываясь и в славянских, и в германских эпических сказаниях. Однако первое место в реконструкции истории племён, живших на территории Днепровского лесостепного левобережья, в том числе и в Курском крае, в римское время и в бурную эпоху Великого переселения народов, принадлежит памяти икам археологии, исследование многих из которых ещё ждёт своего часа.

А волниковские находки в ходе осуществления проекта, поддержанного Фондом Потанина, будут тщательно изучены специалистами-археологами из Москвы, Санкт-Петербурга и Курска. Предметы, пострадавшие от рук кладоискателей, предстоит восстановить и атрибутировать.

Курский музей археологии готовит выставку, которая познакомит жителей города и области с уникальной коллекцией и продемонстрирует тот урон, что наносит кладоиска-тельство нашему историко-культурному наследию.

Кандидат исторических наук Александр ЗОРИН
(г.Курск).

НАУКА И ЖИЗНЬ 12 Декабрь 2011