Атлас, Города и страны, моря и океаны. Вокруг Света, Тайны ХХ века, Целый мир в твоих руках

Циркач в стране дикарей

Циркач в стране дикарей - 5.0 out of 5 based on 2 votes
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 

Tsirkach v strane dikarejСезон добычи жемчуга в 1861 году уже подходил к концу, когда со дна заливчика у берегов острова Тимор, самого крупного из архипелага Малых Зондских островов, малайцы-ныряльщики подняли несколько раковин, в которых оказались крупные черные жемчужины.

ПОТЕРПЕВШИЙ КОРАБЛЕКРУШЕНИЕ

Капитан голландской шхуны «Влиланд», на которого работали ныряльщики, знал, что вот-вот начнется сезон бурь и штормов, но все-таки решил задержаться у Тимора, рассчитывая искупить риск большой добычей. Эта задержка стоила жизни ему и большей части экипажа. Риск себя не оправдал, и огромная ценность жемчуга не спасла шхуну от бури, настигшей ее на пути к Сингапуру, Шторм подхватил корабль как игрушку и, помотав несколько часов по бушующим волнам, со всего маху швырнул на рифы возле безвестного атолла. Экипаж погиб. На остров сумел выбраться только один моряк - уроженец Женевы Луи де Ружимон. Он нанялся на это судно в расчете заработать в Азии капитал на торговле жемчугом и другими экзотическими товарами.

Кроме Ружимона, после катастрофы выжила еще корабельная собака. Она стала верным другом и помощником новому робинзону.

ОСТРОВИТЯНИН

Положение было не так уж и плохо - шхуна лежала на отмели, и во время отлива Луи и пес добирались до нее. находя себе там много полезных вещей. На атолле гнездились птицы. Ружимон научился охотиться на них и собирать яйца. На шхуне он нашел рыболовные снасти и рыбачил в лагуне и у рифов. Источников воды на острове не было, но в распоряжении Ружимона было много бочек со шхуны. Он расставил их по всему атоллу и собирал в них дождевую воду. Когда дождей долго не было, Луи кипятил морскую воду, собирал пар в шерстяной платок и отжимал пресный конденсат. Чтобы не сбиться со счета времени,    Ружимон. как и его   предшественник Робинзон Крузо. завел календарь, выкладывая на песке по одной раковине вдень.

От сумасшествия его спасали  разговоры с собакой и работа, необходимость активной деятельности. Так, в обществе собаки и птиц, швейцарец   прожил около трех лет, пока однажды к его атоллу не пристала пирога, в которой сидели четверо туземцев. Они забрали Ружимона и его пса с собой. На их пироге он прибыл к северо-западному берегу Австралии, к заливу Кембридж.

Это была совершенно дикая местность, населенная племенами, многие из которых никогда прежде не видели белых. Однако Ружимон смог завоевать расположение этих воинственных, но очень наивных людей.

Он умел показывать примитивные фокусы - Луи когда-то служил в бродячем цирке. Показав фокусы, он стал кувыркаться и выделывать кульбиты и сальто-мортале, чем очень развеселил зрителей. Ружимона приняли в племя, научили обращаться с копьем, луком и стрелами. И он зажил среди австралийских аборигенов как равный. Вместе со всем племенем ходил на охоту и на войну, ему не раз приходилось приносить добычу и убивать врагов. Так как воину и охотнику не пристало жить холостяком, Луи женился на соплеменнице, чернокожей аборигенке, что сделало его совсем уж своим среди дикарей.

В ПОИСКАХ СВОИХ

Мысль о возвращении в мир цивилизованных людей ни на  минуту не оставляла Ружимона. Но как он мог это сделать, если даже не представлял толком, где находится и куда следует идти, чтобы достигнуть поселений белых? Однажды он услыхал   от  бродячих охотников, что где-то там, далеко на востоке, они видели белых людей. Вне себя от нетерпения, он приказал жене собираться, и они вдвоем  покинули стоянку племени,   отправившись в долгий путь через степи и кустарниковые леса. Жена безропотно подчинялась Ружимону и была отличным помощником в его скитаниях.

Охотясь, собирая коренья и разоряя гнезда, они шли целых 16 месяцев, пока не добрались до тех мест, где предположительно могли видеть белых. Здесь их встретили люди племени, которые считали эти земли своими. Они были рыболовами и много плавали вдоль побережья на своих лодках. Видя, что странный охотник и его жена не собираются причинить им зло, рыбаки впустили их в лагерь, и там. сидя у костра. Луи сумел объяснить, что ищет белых людей.

Хозяева никогда не видели белых, но слышали, что в плену у соседнего племени есть несколько белокожих женщин. Ружимон подумал, что их украли из какой-нибудь прибрежной колонии, и, попросив у хозяев проводника и пирогу, отплыл на поиски этих пленниц...

ПЛЕННИЦЫ ВОЖДЯ

Через несколько дней Ружимон и его жена оказались у цели - в прибрежной деревне аборигенов им показали двух молодых женщин. Это были англичанки, но, к великому разочарованию Луи, они были не колонистками, а такими же, как он сам, жертвами кораблекрушения. Волной двух леди выбросило на берег, где их и подобрали дикари, вождь которых забрал барышень себе. Они молили ру жимона о спасении: вождь ежедневно домогался их, часто в присутствии своих жен-туземок, а когда владыка оставлял несчастных в покое, за них принимались жены, ревновавшие к ним своего повелителя.

По всем правилам этикета аборигенов, Ружимон объявил англичанок своими родственницами и предложил отпустить их. Но вождь не пожелал расставаться с такими забавными игрушками, и тогда Ружимон вызвал его на поединок.

Они бились в присутствии всего племени на копьях и дубинках, и бывший циркач сумел одолеть туземного вождя, пронзив его копьем несколько раз. К вечеру того же дня вождь умер от ран. Пока туземцы совершали погребальные обряды, Луи, его жена и англичанки сели в пирогу и отплыли восвояси.

КРАХ ВСЕХ НАДЕЖД

Они ушли уже довольно далеко в море, и вот - удача! Навстречу шел корабль под английским флагом. Избавление было так близко... Странники, словно утратив рассудок, стали кричать и размахивать веслами. На корабле их заметили, но посчитали, что это дикари грозят им, а потому для острастки пальнули из пушки. Выстрел не причинил вреда, но беглецы, прыгая в пироге, раскачали ее и перевернули. Ослабевшие, едва умевшие плавать англичанки утонули, а Ружимон и его супруга с огромным трудом сумели поставить пирогу на киль и забраться в нее. Высадившись на берег, Луи решил не прибиваться ни к какому племени, а жить отдельно, постоянно перемещаясь в расчете на то. что наткнется на каких-нибудь колонистов.

Десять лет Ружимон с женой скитались по диким местам в поисках белых людей. И - встретили! Это была научная экспедиция. Луи с криком бросился к лагерю европейцев. Он пытался обратить на себя внимание, размахивая дубинкой. Он кричал, путая слова из разных языков. Члены экспедиции, увидав, как к ним с душераздирающими воплями несется загорелый дочерна дикарь с дубинкой в руках, сочли это нападением и открыли по нему огонь. Пули, засвистевшие вокруг головы Луи, заставили его повернуться и бежать обратно. За воинственным дикарем устремилась погоня, и им с женой пришлось спасаться бегством. Этот случай был последней каплей. Ружимон понял знак судьбы и решил оставить попытки вернуться в цивилизованный мир. Вместе с женой он вернулся в ее племя и жил в нем около двадцати лет, пока его верная подруга не умерла.

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ЦИВИЛИЗАЦИИ

Оставшись после смерти жены один, Луи решил еще раз попытать счастья - тем более что до племени дошли слухи о каком-то поселении белых людей. Он пошел на запад и, преодолев многие сотни миль, однажды вышел к городку золотоискателей. Наученный горьким опытом, Ружимон не бросился сломя голову к людям. Он оставил оружие и пошел к хижинам поселка медленно, лихорадочно складывая слова во фразы. Почему-то первым, что он смог сказать по-английски, было: -Какой теперь год, джентльмены?» Когда он, с трудом подбирая английские слова и помогая себе жестами, рассказал историю своих приключений, золотоискатели сочли его рассказ горячечным бредом. Под строгим присмотром его отправили в Мельбурн, где сдали на руки психиатрам. Те, переговорив с Ружимоном, нашли его человеком нормальным.

Луи отправили на корабле в Европу, но прежде, чем он достиг родного континента, туда попали телеграфные сообщения о человеке, более тридцати лет прожившем среди австралийских аборигенов. На пристани Ружимона встречали толпы любопытных и множество репортеров.

ЛЕКТОР-АБОРИГЕН

После триумфального возвращения в цивилизованный мир Луи некоторое время поправлял здоровье на родине, в Женеве. Когда он окреп и уже мог свободно ориентироваться в реалиях конца XIX века, для него нашлось и подходящее занятие: Ружимону предложили несколько лекционных турне по Европе и Америке. Потом он написал книгу о своих приключениях. Книга разошлась большими тиражами, дав автору средства для дальнейшей безбедной жизни.

Святослав НИКОЛАЕВ

Тайны XX века №34 (Август 2012)